Рита Александрович

Рита Александрович

Четвёртое измерение № 25 (337) от 1 сентября 2015 г.

Подборка: Слов бесхитростная вязь

* * *

 

В ветхом свитке тоненькою ниткой

чьих-то слов бесхитростная вязь:

«Господи, зачти мне жизнь попыткой,

что тебе, увы, не удалась...»

 

 * * *

 

В этот холодный вечер месяц ползёт, увечен,

Словно стыдясь, что замечен, прячется между туч...

Тени прохожих хмурых, листьев остатки бурых,

И на скамейке мокрой кем-то забытый ключ.

В этот осенний вечер, в этом бледном тумане

Только лишь я и ветер – кажется, мир ничей...

А я в нём стою посредине и сжимаю в кармане

Тёплой пока рукою кольцо без своих ключей...

 

* * *

 

Давай играть, что нам с тобою восемь, и наши сны невинны и легки, а всё, что было, в сторону отбросим движением морщинистой руки. Давай-ка снова сядем мы в кружок, и чей-то голос, детски хрипловат, мне скажет: «Рассчитаемся, дружок, а кто остался – я не виноват». Осталась я, но я не помню правил, – глаза в другую сторону косят, и кто-то подло стрелки переставил в другое время, где нам шестьдесят.

 

* * *

 

Маршрут несложен: понедельник – пятница; трамвай, работа, магазин и дом. И прошлое назад тихонько пятится, и помнится вчерашнее с трудом. Нет ничего грустней и бесполезней недоуменья на чужом лице, когда стихи – история болезни с расплывчатым диагнозом в конце.

 

* * *

 

Не хочется сегодня о плохом –

Устала от капризов и болезней

И отдала Пегаса в нерсингхом.

Взяла кота – дешевле и полезней!

Увы, с тех пор опять хожу к врачам:

Недолгий сон тревожен мой и зыбок,

В нём кто-то ржёт призывно по ночам...

Неужто кот? – Куплю, пожалуй, рыбок.

 

* * *

 

Как приятно качаться

Бездумно и плавно

На маразма просторах,

Ночью с мужем общаться

Активно, на равных,

Но не помнить, с которым.

 

Выходить по утрам,

Забывая одеться,

С безмятежной улыбкой,

Но событья мельчайшие

Раннего детства

Помнить памятью зыбкой.

 

И, встречая на кухне

Кота Филимона,

Улыбаться спокойно

И протягивать мясо

Ему церемонно,

Позабыв, что – покойный.

 

Как приятно качаться

Без мысли и воли,

Без проблем и отметин,

И, качаясь, кончаться,

Чтоб не было боли,

И уйти, не заметив...

 

 

* * *

 

После многочисленных попыток

Бог создал меня себе в убыток;

Результат печален был и скуден...

«Ни себе, – подумал, – и не людям».

 

* * *

 

Проходящих лиц мельканье –

Светлячками в море,

День таблеткою в стакане

Растворится вскоре.

Грешный ангел за плечами,

Крылышки из ситца....

Время слижет нашу память,

Память – слижет лица.

 

* * *

 

Снимая остатки французского крема, смотрю на себя изумлённо и немо – сквозь редкую поросль чёрной щетины отчётливо вижу всё те же морщины!

 

 

* * *

 

Становишься с годами ниже – к земле поближе, и чувствуешь, как старость лижет твои ступни; но вот эмоции всё те же, хотя и реже, и краткий сон забвеньем смежен, длиннее дни. А жизнь уходит между прочим, и круг порочен; и мы давно сошли с обочин – мелка река... И смотрит Бог, как строгий отчим – союз непрочен, и с каждым вздохом жизнь короче – длинней строка...

 

* * *

 

Шабат Шалом! Горит свеча,

Прошла соседка в юбке длинной,

Запел протяжно кот в гостиной

И закачался сгоряча.

Подумал грустно: почему,

Блюдя заветы и идеи,

Идут молиться иудеи,

А я, изгой, сижу в дому?!