Римма Рид

Римма Рид

Все стихи Риммы Рид

В осень невозможно опоздать

 

так призрачно

не поднимая век

ни словом не тревожа, ни касаньем

как в молоко

в бескрайнее молчанье

в томительный

льняной пастельный свет

в мазок, застывший синим на холсте

в оживший воздух – мята, медуница –

и нить судьбы мелькает в белых спицах

и пропадает в разнотравье тем

в покое зелени и пении дрозда

и в чёрных буквах, сложенных в сюжеты

молчат слова, теряют силу жесты

и в осень невозможно опоздать

 

Взрослый лес

 

Теперь ты уже большой, и будешь ходить

не в детский сад, а во взрослый лес. (с)

 

змей, мы съели яблоко. чудеса

случаются, нет, не здесь.

теперь мы покинули детский сад

и ходим во взрослый лес.

здесь глушь, злые заросли, комарьё

и топь, лишь свернёшь с тропы.

грызня ежедневная за своё

и выбор своей судьбы.

огрызок дал семечки – прорастёт

хотя бы одно из них –

и вот нам покажутся свет и мёд

и лица, светлей святых.

да мы не садовники, мы идём

на ощупь и напролом.

и как же прекрасно сожрать живьём

во имя борьбы со злом.

бугристые мышцы, прищур, оскал,

рычащие голоса...

и только во сне захлестнёт тоска –

и снится тот самый сад.

 

 

Контур

 

пока ещё слово не стало золой,

пока оно медно-рыжим,

медвяным усыпало шар земной,

штурмует дворы и крыши;

строкою дрожит на конце пера,

в рассветные сны заходит –

то им не прикрыться, хотя б и рад,

пред всеми стоишь в исподнем.

а слово рождается с губ сухих

невыплаканным вопросом.

и клён у крыльца покраснел, притих,

и ветками стынет в осень.

и ветки изломами побегут –

кармин лижет позолоту.

а ты распадаешься в темноту,

но слово обводит контур.

 

Ноябрь

 

Ноябрь принесёт синхронный бред –

Слова твои, летящие на свет,

Лицо твоё в глазницах пустоты,

Торчащие над копотью мосты.

И все, кого позднее не узнать,

Обученные плавать и летать,

Спешащие к созвездиям/на дно –

Все те, с кем был повязан, всё равно

Глазеют на плывущий в небе шар,

И кажется: одна на всех душа,

И звёзды, будто точки, ставит в ней

Пространство – или тот, кому видней.

 


Поэтическая викторина

Осенний пейзаж

 

«во многих знаньях – многие печали...»

кружились листья, с осенью венчали.

но если знать узор ветвей ракиты,

где ветер пролетит прозрачной нитью,

горчащий серебристый выдох дыма

костра, кислинку белого налива...

и склонов ржавь вдоль тьмы свинцовой речки,

и тишину протяжную под вечер...

молочный серпик месяца на ситце

на васильковом... –

впору вновь родиться.

 

Позывной

 

А ветра с ближайших колоколен

мне сигналят вслед наперебой:

типа, если что – мы на созвоне…

Прежний код и тот же позывной…

Анна Савина

 

позывной, шершавость старых раций...

и в глазах – мерцанье янтаря.

входишь ты в казарму новобранцем

с выправкой железной сентября.

факелы листвы штурмуют небо

и ветра заходятся – навзрыд.

память – как из радужного крепа –

где насквозь – там всё ещё болит.

гильзами черта – на «до» и «после»...

ты берёшь иную высоту.

оттого горчит рассветный воздух

и слова растаяли во рту.

отрешённый холодок приклада –

снова за себя идёт война.

пятна красным – время листопада.

и дрожит

звенящая

струна.

 

Розовое золото

 

жизнь продолжается: стебли дают ростки.

реки меняют русла, отшельник – скит.

и на заре запятнаны облака

розовым золотом.

как же легка рука,

что держит кисть –

и выводит летящих птиц.

снизу цветы –

как россыпь глядящих лиц.

вечность сквозит душицей и чабрецом.

и медно-розовым солнцем ползёт за склон.

 

Фрукт

 

ходят тихо и смотрят дико –

я раскладываю слова

багровеющей костяникой,

и костёр догорел едва.

слово – жестом и слово – раной,

и зарубками на коре.

путеводным огнём в тумане.

птичьим пением на заре.

я из тех, кто следы находит

и баюкает в горсти дым,

с горизонта кто глаз не сводит,

слыша отзвук чужой беды.

я из буйных фантасмагорий,

что, проснувшись, в толк не берут.

я хранитель чужих историй.

иноземный с горчинкой фрукт.