Регина Мариц

Регина Мариц

пуэр без сахара, пиано джаз, 
дрожащий холодком на мочке уха. 
дитя – лови/пусти/бобо/на руки, 
пятно на скатерти – павлиний глаз.  
 
и глаз весны – из цвета абрикоса, 
и глаз дождя косит на голубей, 
и пёс в коленях – грузный, мокроносый, 
и крохи сна роятся на губе, 
 
и в спину мне – в мою банальность, в 
     счастье, в утро: 
 
ты знаешь, дочь,  
а я скатился в детство. 
рисую всяких там щенков глазастых  
с большими бантами на раскудрявых лбах, 
      
то в травах, то под вишней. 
...а то в дверях  дворца или 
     сарайки  
/но непременно с круглым дымом на 
     макушке крыши/, 
и лето в крупных бабочках. 
 
как будто это вам с маришей  
     маленьким.  
потом выбрасываю, чтобы не прознала 
     мать. 
 
и я захлопнулась, свернулась и 
     разбилась 
на жалость и расплавленный желток 
в ломте пасхального апреля. 
 
о, сколько это длилось?!  
мы смотрели  
и видели себя: поток 
одних – горячих, многоцветных, плотных, 
других – прозрачных, бережных, простых, 
      
седьмых, десятых, сотых... самых 
     первых. 
 
...и родинку над рыжеватой бровью,  
и на плече зарубцевавшийся стежок. 
  
пуэр без сахара, пиано джаз, 
дрожащий холодком на мочке уха. 
дитя – лови/пусти/бобо/на руки, 
пятно на скатерти – павлиний глаз.  
 
и глаз весны – из цвета абрикоса, 
и глаз дождя косит на голубей, 
и пёс в коленях – грузный, мокроносый, 
и крохи сна роятся на губе, 
 
и в спину мне – в мою банальность, в 
     счастье, в утро: 
 
ты знаешь, дочь,  
а я скатился в детство. 
рисую всяких там щенков глазастых  
с большими бантами на раскудрявых лбах, 
      
то в травах, то под вишней. 
...а то в дверях  дворца или 
     сарайки  
/но непременно с круглым дымом на 
     макушке крыши/, 
и лето в крупных бабочках. 
 
как будто это вам с маришей  
     маленьким.  
потом выбрасываю, чтобы не прознала 
     мать. 
 
и я захлопнулась, свернулась и 
     разбилась 
на жалость и расплавленный желток 
в ломте пасхального апреля. 
 
о, сколько это длилось?!  
мы смотрели  
и видели себя: поток 
одних – горячих, многоцветных, плотных, 
других – прозрачных, бережных, простых, 
      
седьмых, десятых, сотых... самых 
     первых. 
 
...и родинку над рыжеватой бровью,  
и на плече зарубцевавшийся стежок.


Популярные стихи

Линор Горалик
Линор Горалик «За нашу и вашу свободу»
Роальд Мандельштам
Роальд Мандельштам «Когда-то в утренней земле»
Алексей Фатьянов
Алексей Фатьянов «Здравствуй, зимушка-зима»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Если потеряешь слово»