Пётр Вяземский

Пётр Вяземский

Из Пёриге гость жирный и душистый, 
Покинутый судьбы на произвол, 
Ступай, пирог, к брегам полночи 
     льдистой! 
Из мест, где Ком имеет свой престол 
И на народ взирает благосклонней, 
Где дичь вкусней, и трюфли благовонней, 
И пьяный Вакх плодит роскошный дол... 
Иль, отложив балясы стихотворства 
(Ты за себя сам ритор и посол), 
Ступай, пирог, к Т на стол, 
Достойный дар и дружбы и обжорства! 
А ты, дитя, не тех угрюмых школ, 
Где натощак воспитанный рассудок 
К успехам шел через пустой желудок, 
Но лучших школ прилежный ученик; 
Ты, ревностный последник Эпикуру; 
Ты, уголок между почетных книг 
Оставивший поварни трубадуру, 
Который нам за лакомым столом 
_Искусство есть_ преподавал стихом 
И, _своего исполненный предмета_, 
Похитил лавр обжоры и поэта, - 
Ты, друг, прими в знак дружбы мой 
     пирог, 
Как древле был приемлем хлеб с 
     солонкой. 
Друзей сзови; но двери на замок 
От тех гостей, которых запах тонкой, 
Издалека пронюхав сочный дух, 
И навыком уж изощренный слух, 
Прослышавши позывный звон тарелок, 
Ведут к столу, - вернее лучших стрелок 
Лицо их, в дверь явясь как на заказ, 
Вам говорит, который в доме час. 
Честь велика, когда почетный барин 
К нам запросто приходит есть хлеб-соль, 
Но за столом нас от честей уволь: 
Незваный гость досадней, чем татарин. 
В пословицах народов ум живет, 
А здесь и ум обеденных Солонов. 
В гостиных нас закон приличий жмет, 
Но за столом, чужд ига, враг забот, 
Бросаю цепь стеснительных законов. 
Чиновный гость иль приторный сосед 
Вливает яд в изящнейший обед. 
Нет! нет! Прошу, мне в честь и 
     благодарность, 
Одних друзей сзови на мой пирог: 
Прочь знатного враля высокопарность 
И подлеца обсахаренный слог! 
Пусть старшинством того почтит пирушка, 
У коего всегда порожней кружка 
И с языка вздор острый, без затей, 
Как блестки искр, срывается быстрей. 
Ему воздай отличие верховно; 
Но не десп_о_т, а общества глава 
Над обществом пусть царствует условно 
И делит с ним законные права. 
Пусть, радуясь его правленью, каждый 
Покорностью почтит властей дележ 
И в свой черед балует прихоть жажды 
И языка болтливого свербеж. 
Уже мечтой я заседаю с вами, 
Я мысленно перелетаю даль: 
Я вижу свой прибор между друзьями; 
Вином кипит сияющий хрусталь. 
Пусть сбудется воображенья шаль; 
Пусть поживлюсь мечтательной поимкой, 
Когда судьбы жестокий приговор, 
Мне вопреки, лишь только невидимкой 
Дает присесть за дружеский прибор. 
Но тот, кому я близок и заочно, 
Пусть будет есть и пить за трезвый дух; 
Нельзя умней придумать и нарочно: 
Т мой, ты будешь есть за двух! 
  
          1820


Популярные стихи

Белла Ахмадулина
Белла Ахмадулина «Сентябрь»
Юлия Друнина
Юлия Друнина «Наказ дочери»
Геннадий Айги
Геннадий Айги «Отъезд»
Уильям Батлер Йейтс
Уильям Батлер Йейтс «Озёрный остров Иннисфри»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Мужчина, засыпающий один...»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «К добру ты или к худу...»