Пётр Вяземский

Пётр Вяземский

Как ни придешь к нему, хоть вечером, 
     хоть рано, 
А у него уж тут и химик, и сопрано, 
И врач, и педагог, разноплеменный сбор, 
С задачей шахматной ученый Филидор, 
Заморский виртуоз, домашний самоучка, 
С старушкой бабушкой молоденькая 
     внучка; 
И он на них вперит свой неподвижный 
     взгляд 
Рассеянно, из двух спросить любую рад, 
Которая должна в балет порхнуть 
     Жизелью, 
Которой на покой дать в богадельне 
     келью? 
Поэт, и сказочник, и новый драматург, 
Пред тем чтоб на себя накликать 
     Петербург, 
Новорожденных чад ему на суд приносит 
И детям на зубок его вниманья просит. 
Несостоятельный журнальный Фигаро, 
Желающий свое осеребрить перо, 
С проектом Верхолет, воздушных замков 
     зодчий, 
Простроил он давно на них запас свой 
     отчий, 
И ловит по рукам пятьсот рублей взаймы, 
Чтоб верный миллион нажить к концу 
     зимы; 
Крушеньем преданный враждебных волн 
     прибою, 
Уязвленный людьми, обманутый судьбою, 
Кого постигла скорбь, кого людская 
     злость, 
Тут у него в дому уже почетный гость; 
Бее ищут близь него движенья и защиты, 
И настежь дверь его и сердце всем 
     открыты; 
Наш друг ни от чего, ни от кого не 
     прочь, 
Всем ближним близок он, и всем готов 
     помочь. 
  
Разносторонний ум и вместе специальный, 
И примадонне он, и бабке повивальной 
Все тайны ремесла готов преподавать, 
Как будто б сам рожден он петь и 
     повивать. 
  
Рассеянность его была не беспредельной, 
В ином был человек и он отменно 
     дельный. 
Сочти все дни его: как верный часовой, 
Он в жизнь не опоздал минутой ни одной 
На дело доброе, где ум брал сердце в 
     долю, 
На лакомый обед, где мог покушать 
     вволю; 
Педант, он не давал в делах и на пиру 
Напрасно остывать ни супу, ни добру. 
  
От ранних лет его поэзия вскормила 
И юный чуткий слух с созвучьями 
     сроднила. 
Был некогда ему Державин опекун, 
А Батюшков поздней игрой волшебных 
     струн 
Приветствовал его, младого трубадура, 
Счастливым баловнем Эрато и Амура. 
  
Кудрявый трубадур стал, нам подобно, 
     стар, 
И свежих роз венок, Киприды милый дар, 
С кудрями времени рукой свирепо скошен, 
И вместо роз - парик на лысине 
     взъерошен. 
Но молодость души, но чувства нежный 
     свет 
Благоухали в нем под стужей поздних 
     лет. 
Всем возрастам умом и нравом одногодок, 
В сенате мудрецов, средь юношеских 
     сходок, 
В кругу младых красот он был душой 
     бесед, 
И вечер без него не вечер был; обед, 
Не скрашенный его застольным 
     вдохновеньем, 
Был сух и на душу ложился 
     пресыщеньем... 
  
          1857

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Саша Чёрный
Саша Чёрный «Вешалка дураков»
Константин Бальмонт
Константин Бальмонт «Морская душа»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Жизнь»
Герман Плисецкий
Герман Плисецкий «Я иностранец, иностранец…»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Зеленые цветы»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Приходит врач, на воробья похожий...»
Константин Симонов
Константин Симонов «Пять страниц»