Пётр Вегин

Пётр Вегин

Поэт, похожий на лист осенний, 
как вам живётся на карусели, 
несущей сёла, поля, марсели, 
где подмастерья и фарисеи 
глотают фильмы в двенадцать серий 
и знать не знают своих мистерий? 
  
«За сорок с лишним кругов на роко- 
вой площадке по кличке Рифма 
я убедился, что сила лимфы 
преобладает над силой духа 
и это жизни выходит боком. 
Но жизнь – не место для потаскухи 
и быдловатого подонка: 
она волшебна, как ветвь барокко, 
что ловко и в то же время ломко 
стремится кверху, златою плотью 
переходя в состоянье духа. 
  
Над ней трудился великий плотник, 
мне даже пыль на ней драгоценна. 
Дух – галактическая плацента. 
И не кривите созвучьем ухо – 
есть дух барокко, а у порока 
морали нет, а не то что духа». 
Поэт летящий, певец Арбата, 
усыновлённый листопадом, 
вам ставки делать иные надо – 
уже скучает по вас лопата, 
а ваше сердце всё жизни радо, 
не сознавая – в чём виновато. 
  
«За сорок с лишним кругов – как выше 
я говорил, – среди нуворишей, 
художников и людей со званьем, 
среди подавленных и среди стоиков, 
я не изведал разочарованья – 
душа окрепла, а не отсохла, 
я сыном был, я познал отцовство, 
ложь различая под всяким соусом, 
я утверждаю, как прежде: стоит 
на жизнь смотреть как на чудо-дерево, 
сгорать от горя, но вечно веруя, 
что неподвластна судьбе-воровке, 
фашисту, цинику, шалопаю 
ветвь золочёного барокко, 
да, ветвь барокко золотая! 
А сердце – в чём оно виновато? – 
во многом, верно, но больше в том, что 
разрывается, когда подошвы 
подонков топчут красоту 
и, алча крови, как чёрт с лампадой, 
ей, беззащитной, кричат: «Ату!» 
Мне в листопаде слышатся блюзы. 
Темноволосых иль светло-русых 
поэтов сравнивают с листвой. 
Согласен, только б машину ужаса 
на мостовой закрутило юзом 
и – под откос, чтобы вы, похрустывая, 
шли дальше по земле золотой…»

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Я стою у открытой двери»
Сергей Михалков
Сергей Михалков «Булка»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «В горах»
Иван Бунин
Иван Бунин «Поэт»
Борис Рыжий
Борис Рыжий «Господи, это я...»