Пётр Межурицкий

Пётр Межурицкий

Четвёртое измерение № 9 (177) от 21 марта 2011 г.

Подборка: Сказания о смыслах

Если что…

 

В моем психическом здоровье

прошу винить моё сословье,

госдеп, любовь, Эжена Сю,

а заодно природу всю.

 

Новогодние стансы

 

В Рождество все немного волхвы.

                            Иосиф Бродский

 

 

1.

 

Большего и не проси,

чем подарок новогодний:

нынче праздник на Руси –

Обрезание Господне!

 

2.

 

Не страна, а полный бред -

До хрена в ней лишнего:

Убирайся в Назарет

Я.Свердлов из Нижнего!

 

3.

 

Тот из Назарета,

этот из Яновки –

просто оперетта

в Бога постановке,

да ещё на горе

всем врагам народа

выходец из Гори,

как на раны сода –

не томи, услышь, Бин Ладен,

покажи им Баден-Баден!

 

4.

 

Поступили с ними грубо,

Пострадали сразу оба –

Бубу выгнали из клуба,

Боба вынули из гроба.

 

Только мир не так уж глуп,

Если не высоколоб –

Буба снова принят в клуб,

Боб опять уложен в гроб.

 

И чего боялся я?

Хоть в огне гори ты,

Всё вернётся на своя

Вечные орбиты.

 

5.

 

на безымянной высоте

а может быть и ниже

живёшь в трудах и нищете

к отчаянью всё ближе

и весь ты максимум деталь

из фильма Лени Рифеншталь

что в сущности предрешено

как на жене обновка

другого нет у нас кино

такая обстановка

 

6.

 

Все-таки, комедия

ваша Википедия.

 

7.

 

Да, мы пили то вино

и смотрели то кино –

фильмы мэтра Эйзенштейна

стоили того портвейна:

цвета комплексная пытка,

а ещё была Магнитка.

 

8.

 

Нет, любая педия,

всё-таки, трагедия.

 

9.

 

Здесь когда-то устал караул –

может быть, он уже отдохнул?

Или всё ещё нет, может быть?

А папирус – подвид рода сыть –

вымирает, как пишут о нём,

повсеместно и ночью и днём,

а зачем это надо ему,

недостаточно ясно уму.

 

10.

 

Хоть испарись, а что-то всё ж

с собой в могилу унесёшь!

 

11.

 

Послушай, траурные урны

пускай останутся гламурны,

как, скажем, храмы Сиракуз –

причем тут, на фиг, личный вкус?

 

12.

 

Дождик, дождик, мороси,

Только не сегодня –

Нынче праздник на Руси,

Верь-не-верь – Господне

Обрезание, и вот

Под амбре закуски

Выпьем за грядущий год,

Чтоб совсем по-русски!

 

Репутация

 

Ну, кто во вред своей карьере

возьмётся исполнять Сальери,

который то ли впрямь с моста

столкнул Шопена ради злата,

то ли вообще распял Христа

под видом Понтия Пилата?

 

Колыбельная

 

Нет, неправда, не как вошь,

И, конечно, не за грош –

Жизни нет, а ты живёшь,

Смерти нет, а ты умрёшь.

 

В этих смыслах вся их суть,

В этой сути смысл весь,

А без смыслов не уснуть,

Хоть мозги на гвоздь повесь,

Хоть всю ночь считай до «Пи» –

На работу не проспи!

 

Памяти первенца

 

Овечке Долли

 

Я же не учёный, не моё и дело –

Усыпили клона глобалисты в белом –

Пусть им и не спится, родственник мой что ли

Выведен в пробирке для житья в неволе

И в конечном счете на алтарь возложен

Не корысти ради, может быть? Но всё же

Сам себе казался я таким же клоном

И умом, и сердцем, и в смятеньи оном

Сам и догадался, что попутал враг нас,

А невропатолог подтвердил диагноз,

Так мне и сказал он: «Что за чушь овечья –

Вовсе не такая участь человечья,

 

А совсем другая, скажем, эти звёзды,

Эти грозы, скажем, или этот воздух,

Истины моменты, времена и нравы,

Но и пациенты не всегда неправы:

Сам себе, порою, я казался клоном,

Только, не овцою, а Наполеоном,

Хоть рулить страною не имею шансов,

Впрочем, Бог со мною, тут не до нюансов».

 

И едва на волю выбравшись из клетки,

Стал я сам собою принимать таблетки,

Говорить с луною, слушать запах серы,

А невропатолог выбился в премьеры.

 

Реквием

 

Блудило, детей добивая дебильных,

дурацкое солнце в советских мультфильмах

и перед закатом в конце каждой сказки

с ухмылкою строило блядские глазки,

и звезды светили, и мачта скрипела,

и если сажали, то только за дело,

и всякие души истому знавали,

и в сущности каждый достоин медали,

а кто не достоин, тому хоть корону -

привет самиздату, салют самогону,

Америки голосу, Брежневу даже,

и просим прощенья, что вышло не гаже.

 

1993

 

Кронштадт

(сказание о смысле)

  

...И было ему непонятно стыдно не то за себя, не то за

американца, не то за Россию, не то за Европу.

Всеволод Иванов. «Бронепоезд №14.69»

 

1.

 

В Кронштадте, как всегда, мятеж –

А кто бунтует? Да всё те ж

И с тем же результатом

На том же поле ратном,

Где наших бьют, понятно,

Но всё равно – приятно!

 

2.

 

Бронепоезд садо-мазо

был не защищён от сглаза

и не выполнил приказ,

и не важно был ли сглаз –

просто надо делать ноги,

раз не с нами Бог – о, боги!

 

3.

 

Пускай я в жизни не был Крезом,

Но ел картошку с майонезом

И охранял салон-вагон,

Где всё сияло от погон,

Потом была погоня,

Чтоб не сказать облава,

И прочая агония,

А с ней дурная слава

Длиной до следующих смут,

Когда нас, может быть, поймут.

 

4.

 

Иных уж нет, а те на зоне –

Что толку в этаком резоне,

Хотя любой другой резон,

Конечно, тоже не озон –

Вот и дыши озоном

Вотще назло резонам.

 

5.

 

Родился на своем веку

И умер в собственном соку,

То есть практически исчез

С концами всеми, вести без,

Притом, что нам остался труп,

И осязаем, и сугуб –

Не сетуй, каждый обеспечен

Бессмертием, хотя не вечен,

 

И человеку кануть в Бозе

Навряд ли легче, чем берёзе

Или трудней, чем муравью,

Прощай, природа – I love you!

 

6.

 

Да, мы друг другу грызли горло,

но дружно, весело и гордо –

бывало весь ареопаг

на радостях плясал гопак –

и зависали небеса

и подавали голоса,

и самый медленный папирус

плевать хотел на антивирус,

раз наступило время порч,

кого ты из себя ни корчь!

 

7.

 

Я рад поверить и задаром,

Что Зевс питается нектаром –

Нам не дано предугадать,

Кому придётся голодать,

Будь ты хоть эллин, хоть вандал –

А то еврей не голодал!

 

8.

 

А ведь была страна Расея,

где пили водку не косея,

где по усам икра текла

зерниста, будто из стекла,

где царь пешком ходил на вече,

причём в обличье человечьем,

людьми своими не соря –

не будем, впрочем, про царя.

 

9.

 

Деревья, звери, птицы, рыбы

так много рассказать могли бы,

но смотрит на туземца брит

и ничего не говорит.

 

10.

 

Китаец сделал революций

не меньше, кажется, чем росс,

а разве так велел Конфуций,

чему их там учил Христос?

 

11.

 

Алло, гусары и драгуны,

пора сдаваться, мы не гунны,

сам государь сошел с ума

и Богу молится, и тьма

скучает по его портрету,

за ним повсюду семеня –

гарсон, карету мне, карету,

а к ней, желательно, коня.

 

12(а).

 

Кто есть кто, и кто никто есть,

показал нам бронепоезд

тут внутри и там снаружи,

как шутя – ему вольно:

на войне повсюду хуже,

но, опять же, не без «но».

 

12(б).

 

Пускай врачи исчадья ада,

но всё равно лечиться надо

желательно до смерти самой,

раз шутки плохи с этой дамой.

 

14.

 

Мой друг отправился на воды

считать жиры и углеводы,

питаясь варевом из трав,

и в этом он, конечно, прав,

а здесь не то, чтоб так уж кстати,

но, как всегда – мятеж в Кронштадте.