Павел Васильев

Павел Васильев

Замело станицу снегом - белым-бело. 
Путался протяжливый волчий волок, 
И ворон откуда-то нанесло, 
Неприютливых да невеселых. 
  
Так они и осыпались у крыльца, 
Сидят раскорячившись, у хозяина просят: 
«Вынеси нам обутки, 
Дай нам мясца, винца... 
Оскудела сытая 
В зобах у нас осень». 
  
А у хозяина беды да тревоги, 
Прячется пес под лавку - 
Боится, что пнут ногой, 
И детеныш, холстяной, розовоногий, 
Не играет материнскою серьгой. 
  
Ходит павлин-павлином 
В печке огонь, 
Собирает угли клювом горячим. 
А хозяин башку стопудовую 
Положил на ладонь - 
Кудерь подрагивает, плечи плачут. 
  
Соль и навар полынный 
Слижет с губ, 
Грохнется на месте, 
Что топором расколот, 
Подымется, накинет буланый тулуп 
И выносит горе свое 
На уличный холод. 
  
Расшатывает горе дубовый пригон. 
Бычьи его кости 
Мороз ломает. 
В каждом бревне нетесаном 
Хрип да стон: 
«Что ж это, голубчики, 
Конь пропадает! 
Что ж это - конь пропадает. Родные!» - 
Растопырил руки хозяин, сутул. 
А у коня глаза темные, ледяные. 
Жалуется. Голову повернул. 
В самые брови хозяину 
Теплом дышит, 
Теплым ветром затрагивает волоса: 
«Принеси на вилах сена с крыши». 
Губы протянул: 
«Дай мне овса». 
  
«Да откуда ж?! Милый! Сердце мужичье! 
Заместо стойла 
Зубами сгрызи меня...» 
По свежим полям, 
По луговинам 
По-птичьи 
Гриву свою рыжую 
Уносил в зеленя! 
  
Петухами, бабами в травах смятых 
Пестрая станица зашумела со сна, 
О цветах, о звонких пегих жеребятах 
Где-то далеко-о затосковала весна. 
  
Далеко весна, далеко, - 
Не доехать станичным телегам. 
Пело струнное кобылье молоко, 
Пахло полынью и сладким снегом. 
  
А потом в татарской узде, 
Вздыбившись под объездчиком сытым, 
Захлебнувшись 
В голубой небесной воде, 
Небо зачерпывал копытом. 
  
От копыт приплясывал дом, 
Окна у него сияли счастливей, 
Пролетали свадебным 
Веселым дождем 
Бубенцы над лентами в гриве!.. 
  
...Замело станицу снегом - белым-бело. 
Спелой бы соломки - жисти дороже! 
И ворон откуда-то нанесло, 
Неприветливых да непригожих. 
  
Голосят глаза коньи: 
«Хозяин, ги-ибель, 
Пропадаю, Алексеич!» 
А хозяин его 
По-цыгански, с оглядкой, 
На улку вывел 
И по-ворованному 
Зашептал в глаза: 
«Ничего... 
Ничего, обойдется, рыжий. 
Ишь, каки снега, дорога-то, а!» 
Опускалась у хозяина ниже и ниже 
И на морозе седела голова. 
  
«Ничего, обойдется... 
Сено-то близко...» 
Оба, однако, из этих мест. 
А топор нашаривал 
В поленьях, чисто 
Как середь ночи ищут крест. 
  
Да по прекрасным глазам, 
По карим 
С размаху - тем топором... 
И когда по целованной 
Белой звезде ударил, 
Встал на колени конь 
И не поднимался потом. 
  
Пошли по снегу розы крупные, мятые, 
Напитался ими снег докрасна. 
А где-то далеко заржали жеребята, 
Обрадовалась, заулыбалась весна. 
  
А хозяин с головою белой 
Светлел глазами, светлел, 
И небо над ним тоже светлело, 
А бубенец зазвякал 
Да заледенел... 
  
          1932


Популярные стихи

Дмитрий Быков
Дмитрий Быков «Душа под счастьем спит»
Вера Полозкова
Вера Полозкова «Такая ночью берёт тоска»
Владимир Корнилов
Владимир Корнилов «Перемены»
Олжас Сулейменов
Олжас Сулейменов «Аргамак»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Пушкин по радио»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Стихи о хане Батые»