Павел Лукаш

Павел Лукаш

I 
  
До встречи – шелестнула роза… 
Но, в состоянии невроза, 
поди хоть что-то восприми… 
В мозгу звучало – до-ре-ми- 
до-ре-до – 
старенький мотив, 
для тех, кто знает. 
Воплотив 
(не столь уж явному хотенью 
поддавшись) 
грёзу, 
вышел тенью, 
по крайней мере в смыслах двух. 
Вкус, осязание и слух, 
и зрение, и обонянье 
лишили вечер обаянья – 
и я заглох, остыл, потух... 
А во-вторых – пропел петух, 
и трижды предан был уже я… 
И всё «…хужее и хужее! ...» 
(глава II-я «Море слёз», 
«Алиса…», Льюис Кэрролл). 
Грёз 
всё меньше. 
Нищенская рифма: 
«слёз-грёз», 
но главное, из ритма 
не выбиться – чтобы всерьёз 
меня восприняли. 
Прогноз 
погоды ведь воспринимают, 
хотя прекрасно понимают: 
там, что ни посул, то курьёз. 
  
II 
  
Меня ж, Детёныш Человечий 
(который пахнет молоком, 
которого желаю только 
лелеять, нежить и любить), 
ты отвергаешь с каждой встречей, 
и не мечтая ни о ком 
ином, 
я провожу без толка 
свою невечность, стало быть. 
  
III 
  
И мнятся времена другие – 
прошедшие, когда нагие… 
когда влюблённые… вдвоём… 
Довольно! Мне осточертело 
души не чающее тело – 
понятно, это о своём… 
  
IV 
  
Довольно! – будто бы на бис, 
с настойчивостью ветерана 
труда 
без устали точить 
булыжник – 
маешься, хлопочешь, 
выискиваешь компромисс… 
И всё же, это очень странно, 
что я хочу тебя лечить, 
а ты меня лечить не хочешь. 
  
          2008