Павел Антокольский

Павел Антокольский

С. Д. Кржижановскому 
  
Подходит ночь. Смешав и перепутав 
Гул океана, книгу и бульвар, 
Является в сознанье лилипутов 
С неоспоримым правом Гулливер. 
  
Какому-нибудь малышу седому 
Несбыточный маршрут свой набросав, 
Расположившись в их бреду как дома, 
Ещё он дышит солью парусов, 
  
И мчаньем вольных миль, и чёрной пеной, 
Фосфоресцирующей по ночам, 
И жаждой жить, растущей постепенно, 
Кончающейся, может быть, ничем. 
  
И те, что в эту ночь других рожали, 
На миг скрестивши кровь свою с чужой, 
И человечеством воображали 
Самих себя в ущельях этажей, 
  
Те, чьи умы, чьё небо, чьи квартиры 
Вверх дном поставил сгинувший гигант, – 
Обожжены отчаяньем сатиры, 
Оскорблены присутствием легенд... 
  
Не верят: «Он ничто. Он снился детям. 
Он лжец и вор. Он, как ирландец, рыж». 
И некуда негодованья деть им... 
Вверху, внизу – шипенье постных рож. 
  
«Назад!» – несётся гул по свету, вторя 
Очкастой и плешивой мелюзге... 
А ночь. Растёт. В глазах. Обсерваторий. 
Сплошной туман. За пять шагов – ни зги. 
  
Ни дымных кухонь. Ни бездомных улиц. 
Двенадцать бьёт. Четыре бьёт. И шесть. 
И снова. Гулливер. Стоит. Сутулясь. 
Плечом. На тучу. Тяжко. Опершись. 
  
А вы где были на заре? А вы бы 
Нашли ту гавань, тот ночной вокзал, 
Тот мрачный срыв, куда бесследно выбыл 
Он из романа социальных зол? 
  
Вот щёлкающим, тренькающим писком 
Запело утро в тысяче мембран: 
«Ваш исполин не значится по спискам. 
Он не существовал. Примите бром». 
  
          1929


Популярные стихи

Юрий Левитанский
Юрий Левитанский «Мое поколение»
Юрий Левитанский
Юрий Левитанский «Завидую, кто быстро пишет...»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Уходят матери»
Олжас Сулейменов
Олжас Сулейменов «Красный гонец и чёрный гонец»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 18. О любви»