Павел Антокольский

Павел Антокольский

...Она скончалась в бедности. 
          По странной случайности гроб 
     её 
          повстречался с памятником 
     Пушкину, 
          который ввозили в Москву. 
          Из старой энциклопедии 
  
Ей давно не спалось в дому деревянном. 
Подходила старуха, как тень, к 
     фортепьянам, 
Напевала романс о мгновенье чудном 
Голоском еле слышным, дыханьем трудным. 
А по чести сказать, о мгновенье чудном 
Не осталось грусти в быту её скудном, 
Потому что барыня в глухой деревеньке 
Проживала как нищенка, на медные 
     деньги. 
  
Да и, господи боже, когда это было! 
Да и вправду ли было, старуха забыла, 
Как по лунной дорожке, в сверканье 
     снега 
Приезжала к нему – вся томленье и нега. 
Как в объятиях жарких, в молчанье ночи 
Он её заклинал, целовал ей очи, 
Как уснул на груди и дышал неровно, 
Позабыла голубушка Анна Петровна. 
А потом пришёл её час последний. 
И всесветная слава и светские сплетни 
Отступили, потупясь, пред мирной 
     кончиной. 
Возгласил с волнением сам благочинный: 
«Во блаженном успении вечный покой ей!» 
Что в сравненье с этим счастье мирское! 
Ничего не слыша, спала, бездыханна, 
Раскрасавица Керн, боярыня Анна. 
  
Отслужили службу, панихиду отпели. 
По Тверскому тракту полозья скрипели. 
И брели за гробом, колыхались в поле 
Из родни и знакомцев десяток – не боле, 
Не сановный люд, не знатные гости, 
Поспешали зарыть её на погосте. 
Да лошадка по грудь в сугробе завязла. 
Да крещенский мороз крепчал как назло. 
  
Но пришлось процессии той сторониться. 
Осадил, придержал правее возница, 
Потому что в Москву, по воле народа, 
Возвращался путник особого рода. 
И горячие кони били оземь копытом, 
Звонко ржали о чём-то ещё не забытом. 
И январское солнце багряным диском 
Рассиялось о чём-то навеки близком. 
  
Вот он – отлит на диво из гулкой 
     бронзы, 
Шляпу снял, загляделся на день 
     морозный. 
Вот в крылатом плаще, в гражданской 
     одежде, 
Он стоит, кудрявый и смелый, как 
     прежде. 
Только страшно вырос, – прикиньте, 
     смерьте, 
Сколько весит на глаз такое бессмертье! 
Только страшно юн и страшно спокоен,- 
Поглядите, правнуки,– точно такой он! 
  
Так в последний раз они повстречались, 
Ничего не помня, ни о чём не печалясь. 
Так метель крылом своим безрассудным 
Осенила их во мгновенье чудном. 
Так метель обвенчала нежно и грозно 
Смертный прах старухи с бессмертной 
     бронзой, 
Двух любовников страстных, отпылавших 
     розно, 
Что простились рано, а встретились 
     поздно. 
  
          1954


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Шесть лет спустя»
Дмитрий Быков
Дмитрий Быков «Счастья не будет»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 2. На привале»
Константин Бальмонт
Константин Бальмонт «Я Русский»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Речь о пролитом молоке»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Подруги»