Ольга Ведёхина

Ольга Ведёхина

Бродскому  
   
Между Маршаком и Чуковским, 
получается, жил Бродский. 
В пространстве Гиппиус и Мережковского. 
Концентрация поэтов на единицу площади  
зашкаливает, словно город щадит 
ноги туристов-стихолюбителей,  
стекающихся к сей обители. 
Улица словами полнится – 
наливная, как яблоко. 
Слово здесь быстро ловится 
из окна на обрывок облака. 
Улица – река словесности, рукав между 
     двумя храмами. 
Улица Пестеля – и есть та самая 
«часть речи» – поэтической речи. 
Кто бы здесь ни был встречен, 
меркнет, растворяется, тает 
на фоне мега-теней. 
Улица обретает 
славу Элизиума. 
Тамошний воробей 
смотрит дерзко и чирикает, 
слегка картавя – 
знает, что тоже рыжий. 
Старый балкон кого только не принимал 
     на грудь… 
Бывшие жители этой квартиры – 
     «господа-все-в-Париже», 
в Венеции, в вечности, в славе, за 
     границей: 
страны ли, мира – какой-нибудь.