Ольга Ольгерт

Ольга Ольгерт

Четвёртое измерение № 22 (47) от 11 августа 2007 г.

Подборка: Предчувствие полыни

* * *

 

И наши сны, которым год,
Как облака, вдали растаяли.
Мы переходим небо вброд
От Пастернака до Цветаевой.

Где каждый не забыть бы рад
О встрече с Родиной условиться.
И каждый в чём-то виноват
Перед эпохой и любовницей.

И так живёт, играя жизнь,
На сцене сердца строки выстроив,
Из строф выдавливая жир,
Уходит в ночь шагами быстрыми.

Не предан и ещё не гад,
Встречает друг, в крови и копоти.
И крик не спрячешь в водопад,
Пока
Не будет правды в шёпоте.

А если будет – то не зря
Старался быть врагом услышанным.
Мой вещий голос станет зряч
Как глаз Юпитера над крышами.

 

* * *


О чём поют твои ресницы-волны?
Что прячется в суровых складках век?
Но смотрят на меня заворожённо
Глаза мальчишки-Рейна снизу-вверх.

Мы говорим с тобой как два поэта:
Не нужно ль на любви поставить крест?
Не оставляй вопрос мой без ответа,
Ведь у реки, я знаю, сердце есть.

Я буду ждать ответа до заката.
Взойдёт луна – начну беседу с ней..

Я Рейн люблю, как маленького брата,
И Кёльн люблю, как брата. Нет. Нежней.

Здесь жизнь моя как будто бы в начале, –
Наивна, переменчива, проста.
Я здесь живу, скрываясь от печали
И каждый день смотрю на Рейн с моста.

 

* * *


Жаль, я – не птица, поющая в облаках.
Жаль, я – не радуга в зелени небосвода.
Я истекаю мёдом в твоих руках...
Что же ты сделаешь с этим душистым мёдом?

Жаль, я не ветер, роняющий хрупкий звук.
Жаль, я не рыба, попавшая ночью в сети.
Может, не зря для тебя я сейчас живу,
Если живу для тебя не одно столетие.

 

* * *

 

Остаться б там, где близок путь в рассвет,

Где век идёт походкой демиурга,

Где снова самолёт оставит след

От неба до печалей Петербурга.

Мне б гладить лица туч, что дождь сулят,

Пить вдохновенье миг, столетье, сутки,

И видеть казахстанские поля

Из сонных окон питерской маршрутки.

 

Поймать оленя
 

Крыло моей мечты строкой задень
И обними весну мою за плечи,
Следи, чтоб из души моей олень
К тебе, смеясь, не выбежал навстречу.

А если всё же выбежит – лови,
Корми его, как ягелем, рассказом
О вере, о надежде, о любви,
Он улыбнётся так зеленоглазо
И станет есть с ладони нежность рифм.
Желанье загадай,
Ведь он – волшебный:
Ты сможешь сам построить третий Рим,
Алмазы создавать из крошек хлебных.

Ты сможешь приручить морской прибой,
Проникнув в суть загадочных явлений...

Мне хочется увидеться с тобой.
Я жду тебя во сне.
Поймай оленя!

 

* * *

 

Гии Бугадзе


Пусть птицы вдохновения с руки
Клюют, как зёрна, мысли и стихии,
Я вас запомню светлым, можно, Гия? –

Художник, в чьих руках светлеет кисть.

Кто смотрит, обходя небесный холл,
Как мир играет в предвкушенье краски,
Когда зовёт фантазию Веласкес
И дерзко коронует кистью холст.

Я знаю, что наступит день и час:
Откроются, как двери, неба выси,
И в самом сердце гордого Тбилиси
Аккорды вдохновенья зазвучат –


То я ворвусь на миг – постичь душой,
Как, не роняя в прошлое ни вздоха,
Стоит преображённая эпоха
И говорит, что он уже пришёл –


Обыденность взорвавший птицелов,
Влюблённый в жизнь, в её всесильной власти,
Романтик, полубог, бессонный Мастер,
Который видит мир поверх голов.

Вот он стоит – у века на виду,
(Дорога в небо долго будет виться).
Вот он идёт – и сорок живописцев,*
Ожившие под кистью, в мир идут.

Меж прошлым и Сегодня дрогнет лёд.
Мечта окрасит в солнечность дороги.
И снова жёлтый цвет пленит Ван Гога.
И в будущность подсолнух прорастёт.

*Серия картин Гии Бугадзе «Среди художников»

 

* * *


Рассыпать ноты, не вдыхая нот,
Искать тебя за изумрудной далью,
И вдруг понять, что ты со мной давно,
Мой свежий ветер, берег мой хрустальный.

В мои стихи мелодия спешит,
Сшивая дни, секунды и недели,
Звучит мечтой и льётся из души,
Бессмертная, как болеро Равеля!

Ведь если не уйти от суеты,
То можно для печалей стать игрушкой,
Вдыхая небеса, что даришь ты,
Моя любовь становится воздушней.

Ты видишь, как торопится, летит
Смешной апрель, он нам как воздух нужен!
Преодолев три четверти пути,
Моя любовь становится жемчужней.

А хочешь, будет зеленеть листва,
И аист в небе радугу начертит?
Одетая в бессонные слова,
Моя любовь становится бессмертней.

 

* * *


Всё кажется: не запастись бы впрок
Нам счастьем,
Только что ж такое счастье?
Тоскою очарованный зверёк
Сидит в душе и душу рвёт на части.

Всё кажется, что кто-то нам подаст
Идею «Как скорее стать счастливым».
А наш зверёк, насмешлив и глазаст,
Дрожит и Чуда ждёт нетерпеливо.

Как молится душа – понять умом
Нельзя, как невозможно жить вполсилы.
Когда зверёк умрёт, то мы поймём,
Что счастье неизменно с нами было.

 

* * *


Вплетая мысли в седину метели,
Сшивая взглядом полюса земли,
Друзьям шепну: спасибо вам, что грели,
Врагам шепну: спасибо вам, что жгли!

В саду ли, в огороде ли, на сайте,
Неровен час – заснёт моя душа.
И я прошу – сильней меня терзайте!
Раскачивайте мой хрустальный шар!
Не разобьётся!
Сколько б не бросали,
А всё как новый,
Прочен, как алмаз.
Мой цвет – бордо,
Мой певчий дух – витален,
Я вновь жива, жива в который раз!

Не гаснут семь свечей в сердечном храме,
Я заново учусь в любовь смотреть.
Я жизнь люблю!
Мой поезд со стихами
Ничто не остановит, даже смерть.

Беру взаймы любви в небесной кассе,
Из расставаний строю новый мир.
Мой каждый миг по-своему прекрасен,
Ведь испытаньем дышит каждый миг!

Пусть будет каждый встреченный назойлив,
Пусть льды не тают и взрывают сны
Мечтатели...
Я жить хочу грозою!
Избави бог меня от тишины!

 

Джакаранда


Мне снится сон –
Апрель.
Газон в цветочках.
Посадим розы?
Только страшно: вдруг
Пройдёт там наша маленькая дочка,
И розы ранят пальцы детских рук?

Построим дом с мансардой и верандой
(заоблачен фантазии полёт),
А за окном посадим джакаранду.
Весенним утром как она цветёт!

Закроем двери в спальню поплотнее.
Блаженства крик пусть плещется в крови,
Когда зеленоглазку-Лорелею
Обнимет седовласый бог любви.

Ах, что за ночь!
Там, в глубине постели
Сплетаются, как змеи, голоса.
Кружатся мандариновой метелью
Желанья, приближая небеса.

Проснулась. По листу – всё те же строчки
Гуляют, ассонансами рябя.
Гляжу вокруг – ни дома нет, ни дочки,
А главное, что рядом нет тебя.

Пройдут года лениво,
Знаю, надо
Забыть о неслучившемся, но мне
В который раз приснятся джакаранда
И дочка, повзрослевшая во сне.

 

* * *

 

Не сотвори безумного кумира,
Не отвори вселенную для бед,
Поэзия, ты – ключ к познанью мира,
Горящий мост к прощённому, себе.

Пусть говорят, что истина от споров
Рождается,
Я думаю, что нет...
Как строки собираются из сора,
Так люди собираются на свет..

Мой день открыт, земля – моя квартира,
Я мир целую, стоя на горе..
И в этом увлеченье целым миром
Ты утверждаешь, есть великий грех?

По облакам как по ковру ступаю…
Кто сделает навстречу смелый шаг?
Как молоко сбегает, закипая,
Так полнится мечтой моя душа.
 

И если попросить о лучшем бога,
Для поэтессы – лучшей из наград –
Чтоб встретился однажды на дороге
Не тот, который слеп –
Который – свят...

 

* * *

 

Я видела на свете много мест,
Где кажется, что ночью сосны – в клетку.
Не только у каштана ветки есть –

Я знаю, у метро бывают ветки! –

Ты веришь, что распустятся весной?
И люди в поездах ночных увидят,
Как из тоннелей потечёт вино,
В метро, как в море, будет царство мидий.
Настанет время тех, в ком сны звенят.
А завтра... завтра поменять местами
Не смогут нас с тобой.
Прости меня,
Мне выходить на площади Восстанья.
Ты едешь дальше
Дальше...
Сколько раз
Прощались мы в у выхода на Невский...
А над Невой – так звонко, так по-детски
Смеялись паутинки наших глаз.

 

* * *


Срывая лепестки, живи во мне.
Пусть лес на нас посмотрит свысока.
Купай меня в небесном молоке
И раздвигай, как льдины, облака.

Подняться иль упасть – тебе решать.
Зови меня и прежний сон покинь.
И ты заметишь новой жизни шаг,
Когда душа предчувствует полынь.


И ты увидишь стразы летних рос,
Услышишь возрождённых дней призыв,
Где голоса танцующих берёз
Сливаются с дыханием грозы.

Читай с листа молитву глаз и губ,
Нарви цветов из прошлого и вновь
Останови мой лайнер на бегу
На полпути от взорванных мостов.

 

* * *


Марина, если слышишь ты
Сейчас, прошу: откликнись!
Из пустоты, из немоты
Войди в просвет калитки,
Ведущей в тот бумажный сад,
Где бабочки, как строки,
Летят наощупь, наугад
Туда, где мир жестокий
Надменно взгляды распростёр...
А помнишь, как сражались
Добро и Зло?
Горел костёр,
И дым укрыл скрижали
Великих истин и простых.
Кружились мысли низко
Над полем, мокрым от росы,
И в ночь летели искры.

Мы грелись у того костра,
Ты помнишь? Я сидела
С тобою рядом, как сестра,
Над нами – звёзды мелом

Чертили линии судьбы
На старой карте неба...

Мы будем там с тобой,
где был
Наш лучший день,
где не был
Ни разу гибельный обман...
Где верят в сны поэты,
Где сны сбываются
и нам
Несут охапки света!

Ну а пока – закрыт на ключ
Желанный мир.
Незримо
Сквозь тьму ползёт отважный луч,
В нём – я и ты, Марина!

А темнота на мир идёт.
Дичают души, взгляды.
И под землёй бумажный крот
Командует парадом.
В смятенье падает звезда
В объятья лет суровых.
Слетают с рельсов поезда..
И убивает Слово...

Марина, сколько их, сирот,
С поблекшими устами?
Твоим стихам настал черёд.
Моим – ещё настанет.