Ольга Неподоба

Ольга Неподоба

Новый Монтень № 20 (512) от 11 июля 2020 г.

Султан и закон Вселенной

Меня всегда умиляли люди, которые хорошо помнят своё детство, да ещё и с раннего возраста. Я почти ничего не помню, и даже такие трепетные события, как первый раз в первый класс, совершенно стёрлись из памяти. Не помню – и всё, как не было! 

Есть какие-то отрывочные воспоминания, как меня «сдали в детский садик» и я была в диком ужасе от того, что меня окружали ДЕТИ, которые кричали, шумели и плакали. Я прорыдала целый день от страха, что мне придётся ежедневно находиться с этими маленькими чудовищами, от нервного стресса заболела и попала в больницу. Больше меня «сдать в коллектив» не пытались, за мной присматривали бабульки-нянечки, которые не мешали мне заниматься тем, что я любила – не помню, чем я там любила заниматься, но явно ничем таким, в чём мне нужны были бы товарищи. Ещё помню, как приехав с моря с мамой, увидела дедушку с бабушкой на остановке и рванула через дорогу, мама не успела меня схватить. Как не попала под машину, непонятно, но видимо, не судьба мне было тогда склеить ласты. 

В общем, о детстве я помню немного, но вот этот один эпизод запомнился очень ярко – класс третий, я выхожу из школы, а меня встречает дедушка! И сияет, так сияет от счастья, что кажется, вот-вот засветится весь. Тогда не было традиции встречать младенцев из школы вплоть до 11 класса, поэтому увидеть дедушку у школьных ворот, да ещё и такого невероятно счастливого – явно означало что-то необычное. 

Я подбежала к нему, и он сказал: 

– А я там кое-какой сюрприз приготовил! 

Честно говоря, я ни секунды не сомневалась – КАКОЙ. 

– СОБАКА???!!! – заорала я во всё горло. 

– ДА!!! – ответил дедушка. 

Он очень любил собак – мне это явно передалось. 

И я побежала со всех ног домой! 

СОБАКА, СОБАКА, СОБАКА!!! 

Мой дед человеком был неразговорчивым и суровым. Ветеран войны, танкист, три ордена «Красной звезды», множество медалей. В те годы дедушка работал на большом заводе, и у них жила овчарка, которая родила щенков. Овчарку случайно сбила машина на территории, и малышей разобрали сотрудники завода. Одного забрал дедушка – это и был наш Султан. 

От мамы он унаследовал зонарно-рыжий овчарочьий окрас, стать и размеры, а вот от неизвестного папы ему достался хвост калачом, висячие уши и невероятно неукротимый, «дурной» характер. 

Пёс был удивительно обезбашенный, выражаясь современным языком. 

Никаких преград для него не существовало – он перелетал птичкой через любые заборы и оказывался на улице в любой момент, когда ему заблагорассудится. Мы «наращивали» высоту забора, и из чисто символического ограждения он постепенно превратился в почти двухметровое оборонительное сооружение, которое, к слову сказать, не особо-то и помогало. Когда ему было нужно, Султан непременно перемахивал через эту ограду. 

И ладно бы просто бегал на свободе и молча пугал прохожих – при добром нраве он обладал мощным телосложением и пугающей мордой. Но у Султана была любимая «игра» – он сидел во дворе у калитки и поджидал, когда мимо забора пройдёт человек. Как только прохожий приближался – Султан перемахивал через забор и обрушивался несчастной жертве чуть ли не на голову! Потом с радостным визгом и лаем убегал по своим собачьим делам. А потом его с шумом и руганью ловили всем семейством, потому что соседи колотили в калитку с криками: «Ваш Султан опять сбежал!!!» 

Конечно, такое поведение собаки не могло остаться незамеченным. Участковый неоднократно предупреждал, нас штрафовали несколько раз, и вскоре стало понятно, что добром эта ситуация не кончится – Султана могут покалечить или прибить. 

Было ещё одно обстоятельство! Очень важное. 

Когда дедушка принёс ещё крошечного Султана, у нас жил огромный пушистый сибирский кот по имени Кеша, настоящий король всех окрестных котов – большущий, с львиной гривой, важный и сильный. К щенку у него вдруг проснулись «отцовские инстинкты», и суровый кот моментально взял малыша под опеку. Он спал с ним в коробке, вылизывал, грел, играл, ревностно следил, чтобы малыша никто не обижал, ну а пёс, соответственно, воспринимал его «папкой» и невероятно обожал. 

Когда Султан вымахал в здоровенную псину, ситуация выглядела комично – кот занимал старшее, ведущее положение, а пёс был «сыночком». Кот мог отпустить ему оплеуху, если тот заигрывался и нарушал уважительные рамки общения со «старшим опекуном». 

Все это было, конечно, мило, но главное было не в этом. 

Кот Кеша был потрясающим охотником, а наш сосед – матёрым голубятником. Он разводил редких голубей и очень их любил… 

Не сложно понять, что наш кот наносил серьёзный ущерб соседской голубятне, на почве чего были постоянные конфликты и мы обоснованно боялись за жизнь кота. Кот ловил голубей, приносил их… «сыночку», и они на пару сжирали добычу. Частенько по утрам я обнаруживала двор в крови и перьях и слушала сотрясавшие притихшие кварталы дикие тоскливые вопли соседа, осыпающего проклятьями ворюгу за осиротевшую голубятню. 

На охотничьи подвиги кота, естественно, тянуло не от голода, животных у нас дома кормили, что называется, «от пуза». Но, видимо, природа этой «тяги к приключениям» была в крови, в древних инстинктах, которые были чрезвычайно развиты в этом милейшем пушистом создании. А может, не нравилась ему продукция советского пищепрома, и он предпочитал нечто не из магазина, а пожирнее и посвежее. В общем, так или иначе – кот был невероятным охотником! 

Но и это было не все! 

У других соседей были куры… 

Курицу наш кот Кеша завалить не мог. Но… с помощью подросшего Султана это стало запросто возможным! 

Кот быстро обучил подопечного навыкам «охоты», и вскоре мы наблюдали уже более мрачные картины – пёс, перемахивая через забор, добывал курицу, и они на пару с котом обедали во дворе аппетитной свежатинкой… Кто ещё мог впоследствии стать жертвой этой «кровавой парочки» – даже представить было страшно! Я по утрам с опаской озиралась по сторонам, подспудно ожидая увидеть среди следов «пиршества» какие-то более жуткие фрагменты, чем куриные перья и кости. 

То есть мы платили штрафы за перепуганных граждан, одному соседу – за голубей, другому – за куриц, но если бы дело было только в ущербе семейному бюджету, то ничего страшного. Однако, пришёл момент, когда стало понятно, что так продолжаться не может – вот-вот у кого-то сдадут нервы, и нашему псу и коту причинят серьёзный физический ущерб. А может, и вообще, – жизни лишат. 

В общем, на семейном совете было решено – надо подыскивать псу и коту другое место жительства. Иначе – не миновать беды. 

С котом было просто, такому красавцу моментально нашёлся хозяин, товарищ дедушки, который работал на мясокомбинате – коту была обеспечена любовь и хороший стол со «свежатиной» без необходимости разорять соседские голубятни и курятники. 

С псом было куда сложнее. Никто не рисковал брать себе домой собачку с таким неукротимым характером и физической силой. 

А пристроить его было необходимо. Несмотря на юный возраст, это понимала даже я, рассуждая здраво – либо Султана убьют, либо ему надо искать новый дом. 

В общем, «дом» для Султана в полном смысле этого слова найти не удалось. 

Зато такого здорового и сурового на вид молодого пса с удовольствием взяли в охрану предприятия, которое находилось неподалёку. Не буду тревожить свои собственные нервы воспоминаниями о дне разлуки с Султаном, понятно, ЧТО я испытывала, но всё-таки не плакала – так как знала, что это единственный выход. Так складывались обстоятельства. Так «велела Вселенная». 

Мы несколько раз приходили навещать Султана, но охрана не позволяла нам подойти близко, чтоб он нас не учуял, дали только посмотреть со стороны. Нам объяснили, что не надо издеваться над собакой, тревожить его – да, пёс страдает, но он должен отвыкнуть от нас и приучиться к новой жизни, а если мы будем приходить, то это только продлит его страдания. 

Охранник был прав, я это тоже прекрасно понимала. Временно Султан сидел на-толстой цепи, потому что закрытых вольеров на территории не было, и пока не привыкнет, нужно было не дать ему возможности убежать. Спустя некоторое время мы с дедушкой ещё раз пришли посмотреть на Султана. Я не заплакала, я онемела и почувствовала, как холод пронизывает руки и ноги, меня начал трясти озноб – пёс похудел, лежал, уткнувшись мордой в лапы, а к его ошейнику тянулись ДВЕ толстые-толстые цепи. Охранник сказал, что пёс плохо ест, тоскует, воет, и одну цепь почти порвал, пришлось установить вторую… 

Была зима, снег лежал вокруг, и силуэт измученного Султана на грязном снегу навсегда запечатлелся у меня в глазах. 

Когда мы вернулись домой, у меня поднялась высокая температура, я заболела. Мне даже вызывали скорую помощь. 

А наутро… 

А наутро я просыпаюсь от какого-то жуткого шума, криков, грохота. Что-то огромное, пахнущее снегом и мокрой шерстью, с разгона влетает в спальню, набрасывается на меня и начинает облизывать лицо и валять по кровати… Султан так громко и отчаянно скулил! Мне казалось, что по его морде текут слёзы. 

Оказалось, что под утро, примерно в то же время, когда приезжала скорая, Султан порвал обе цепи или ошейник, я уже не помню, что конкретно, но он сорвался и с бешеной скоростью помчался пулей, снарядом – ДОМО-О-ОЙ!!! 

Домой! 

Бабушка как раз выходила с бидоном к бочке с молоком, которая приезжала каждое утро на угол, и увидела, как из утреннего полумрака с нереальной скоростью летит какое-то чудище, чуть не сбивая её с ног. Она сразу даже не узнала Султана. А он перемахнул через наш забор, ворвался в дом и сходу залетел, весь мокрый, грязный и счастливый, прямо ко мне на кровать! 

Я обняла Султана и заплакала. В эти минуты пролились все слёзы, которые я сдерживала, пока мы были в разлуке. 

Я уже точно знала, что никакие жизненные обстоятельства никогда не отнимут у меня моего пса. И ничего с ним не случится. Вот не случится – и всё! Вопреки всем доводам рассудка и здравым опасениям. Потому что нас нельзя разлучать! 

Нельзя!!! 

И точка. 

Мы... просто умрём друг без друга. 

А хорошие маленькие дети – и человечьи, и собачьи – не должны страдать и умирать, так устроена Вселенная, это – основной закон мирозданья! Я это абсолютно точно, непоколебимо знала! Вселенная… Она не может «велеть» что-то такое, от чего будет больно. Она – добрая и она обязательно позаботится о том, чтобы всё было хорошо. Конечно, я не размышляла тогда подобными категориями о Вселенной и мироздании, но что-то такое чувствовала. Знала. 

Так всё и случилось. 

Нрав Султана поутихомирился после этих событий, он больше не прыгал через забор, да и соседи по каким-то своим причинам избавились от кур – их уже вообще в нашем районе мало кто держал. А голубей без сибирского кота Кеши Султан достать не мог. 

 

Султан прожил долгую счастливую жизнь. Он был очень хорошей собакой. 

Да и вообще в жизни всё сложилось как-то так удачно. В основном меня окружали хорошие люди и хорошие звери. И я до сих пор верю, что никакие толстые двойные цепи не удержат, если кто-то хочет быть рядом с тем, кого по-настоящему любит. И никакие жизненные обстоятельства их не разлучат! 

Потому что это закон Вселенной! 

 

И точка. 

 

Иллюстрации:  

картины английского анималиста 19-го века Брайтона Ривьера.