Ольга Лапенкова

Ольга Лапенкова

Все стихи Ольга Лапенкова

* * *

 

Вот она я, в сатиновом платье у растревоженного плетня,

вокруг царапчатой каруселью собаки и ребятня;

в ожидании твоего поцелуя и выходного дня

дел охапка целая у меня:

 

объяснить, сколько у слов бывает родов,

выскороговорить имена затерянных городов,

выпутать воздушного змея из проводов,

влезть на дерево, выдохнуть от трудов.

 

А вот он ты, хитросплетение света и темноты, –

хотя какая там темнота, полкрупинки для красоты,

а дальше льдины и водопады, черепахи, слоны, киты,

планета верхом на крохотке пустоты.

 

Души у нас переглядываются, перемигиваются; тела

разъединяют мелкие несделанные дела,

небо, пока в закате не выгоревшее дотла,

и ещё не произнесённое «я ждала».

 

Детство-отрочество-детство

цикл

 

а может я тогда и умерла

в двенадцать с чем-то лет когда ангина

разбушевалась так что не пробраться

вглубь организма пище и воде

когда вела сирена в Склифосовский

и к ночи так мечталось отрубиться

что на вопрос наркоз тебе колоть-то

я прошептала не давайте так

и медсестра взяла пожав плечами

какую-то дремучую железку

велела рот открыть и распорола

возросший за миндалиной абсцесс

мне не было ни боязно ни больно

я наполняла рот фурацилином

плевалась кашляла и снова наполняла

полраковины крови набралось

 

но если я тогда и умерла

и эти строки набирает кто-то

совсем другой то боже отчего же

так верится так любится так рвётся

так сердце полоумное стучит

 

* * *

 

девочки девочки мальчики мальчики

карандашочки точилки пенальчики

Машеньки Машеньки Вовочки Вовочки

пирсинги конверсы татуировочки

 

трикстеры и миротворцы

слизеринцы и гриффиндорцы

в маленьких шкафчиках кола и кофе да

красная шапочка Холдена Колфилда

 

* * *

 

однажды дочка спросит у меня

ах мама мама где мои три года

арбузный мячик и футболка с Гуфи

весёлый и немного пьяный папа

четыре кошки и один хомяк

шатание сквозь время и пространство

до пиццерии если воскресенье

английский сплин пока ты на работе

а в восемь вечера трёхкратное ура

 

а я из допотопного серванта

достану чудотворную шкатулку

и распахну узорчатую крышку

и сразу наяву не понарошку

настанут мяч футболка пицца папа

 

всё тут моя хорошая не плачь

 

 

* * *

 

Лениво дышит полдень мглистый,

Лениво катится река...

Ф. И. Тютчев

 

Июльский отпуск: зной в обед,

затем – туман и сон.

Провинциальный интернет

Медлителен, как слон.

 

Деревня дрыхнет, как сурок,

тревоги прочь гоня, –

и даже эти восемь строк

писала я полдня.

 

Природа видит нас насквозь

и всё готова дать,

чтоб офисный столичный гость

мог тихо отдыхать:

 

ручей, виляющий хвостом,

и звон в лесу густом,

и дальний гром. А что потом –

подумаем потом.

 

* * *

 

красная нить судьбы

соединяет тех,

кто идеально подходит для плотских утех

 

оранжевая нить

протянута между теми,

кто вместе давать способен отпор системе

 

жёлтая нить  – у ценителей искренних разговоров,

зелёная  – у деловых партнёров

 

те, кто спасёт друг друга в беде любой,

нитью объединяются голубой

 

синяя нить – у будущих матери и отца,

фиолетовая  – у музы и у творца

 

так что с тобою связаны радугой мы дугой,

мой дорогой

 


Поэтическая викторина

* * *

 

Не бойся я нормальная девчонка

Ну разве что немного с прибабахом

Зато миролюбивая смешная

Довольно симпатичная а также

Готовая умчать куда захошь

Не пропаду ни в тундре ни в саванне

Не убоюсь ни льва ни суриката

Ну ладно да со львом чутка загнула

Но полагаю суть тебе ясна

 

А если что-нибудь со мной случится

И я умру то часть меня большая

Останется в прикольных наших детях

И наша дочь влюблённого парнишку

Впервые в дом потомственный введя

Показывать начнёт фотоальбомы

Вот это мой прадедушка военный

А вот моя прабабушка филолог

А вот моя маманя раздолбайка

Её нуууу затоптал единорог

 

Парнишка на носу очки поправит

И скажет я возможно не расслышал

Единороги это только в сказках

Я тоже так считала молвит дочь

 

А если что-нибудь с тобой случится

Хотя чего вообще с тобой случится

Ну разве что гора немытых чашек

И груда книг упавшая в три ночи

С опасно накренённого стола

Но право это всё такая мелочь

Особенно в сравнении со львами

И перспективой жить цивильной жизнью

 

Ну что ты пригласишь меня в кино

 

* * *

 

Прекрасную деву по имени Сандра

Про Блока и Шолохова просвещу

А после весёлый мотив просвищу

И выпью с любимым массандры

 

Прекрасны работа и дом и семья

И вид из окна и сугроб и скамья

И флаг СССР у соседки

И брошенный среди прихожей сапог

И каждый с другим зарифмованный слог

И наши потомки и предки

 

Но стыдно слегка перед теми кто блин

Никем не приючен кто вечно один

Не смотрит кино и не пробует вин

Кого не спасет ни имам ни раввин

Кто видит в каком-нибудь парке

Как милая девушка парню

Просунула пальчики в патлы

И думает вот они падлы

 

И вот потому чью-то нервность почуя

О счастье своём толерантно молчу я

И смутно подозреваю

Что я не одна такая

 

И вот из-за тех кто как я молчалив

Идёт через годы такой лейтмотив

Проси я любви не проси я

Повсюду тоска и Россия

О где же вы люди особенных форм

Которым всё ок и которым всё норм

Которые живы – и рады

 

А мы маскируемся гады

 

* * *

 

Привет, лужок с цветами пряными!

Привет, подлесок!

Вот начался участок с ямами.

Прощай, подвеска.

 

Дни деревенские с дурачеством

Да электричеством

Весь год нас радовали качеством

И количеством.

 

Но пал под снегом последний мятлик, иссяк прополис.

Мы воленс-ноленс возвращаемся в мегаполис.

 

Ну здравствуй, кухня, здравствуй, ванная,

Вода из крана,

Аляповатое сияние

Телеэкрана.

 

Отмыть с рук-ног, другого многого

Сажи корочку.

Сходить к родителям, к стоматологу

И в «Пятёрочку».

 

Истосковаться по разнотравью, лесному гребню,

Придумать сказку – и сделать явью. «Ну что, в деревню?»

 

* * *

 

с июня по сентябрь населенье

почувствовав призыв из жизни прежней

цветёт по лежакам на побережье

как целое огромное растенье

 

а ты дружочек с кожицей белёсой

признайся без раздумий но со вздохом

мечтаешь ли ты снова стать берёзой

или хотя бы серебристым лохом

 

закрыть глаза на солнцепёке лёжа

и снова очутиться там вначале

где я и ты почти одно и то же

где нет ни радости и ни печали

и хлоропласты чешутся под кожей

 

* * *

 

Та девочка, живая, не из сказки,

Которая писала по указке

С наклоном вправо, ровно до полей

Диктанты про неясные салазки,

Не виданных ни разу журавлей, –

 

Которая легко произносила

Слова «стыдливость», «совесть» и «душа»

И на обои их переносила

При помощи карандаша, –

 

Которая размазывала слёзки,

Когда не брали в салки и снежки,

Завидовала косам старшей тёзки,

Слагала оскорблённые стишки, –

 

Которая клочок «Московской правды»

Прочла и не спала потом всю ночь,

Как некто проиграл соседу в карты

Жену и дочь, –

 

Ты выросла, дошла почти до трети,

Уютно обустроилась на свете,

Порой таком постыдном и пустом,

И вечером со всей округи дети

К твоей домине тянутся хвостом.

 

Не держишь больше мулине и пялец,

А если кто невежествен и груб,

Умело разгибаешь средний палец

И выпускаешь отповедь из губ.

 

Ты поселила злость на место грусти,

Ты твёрдо полюбила захолустье,

Где журавлей – что в городе собак.

Ты знаешь Степанцова наизусть, и

Выносишь зной не хуже, чем дубак.

 

Та девочка, сноп солнечного света,

Фрагмент звезды, осколочек поэта,

Забавный сплав обиды и мечты, –

Ты выжила, родная. Или это

Уже не ты?

 

 

* * *

 

чтобы прославиться

нужно тусить в соответствующих кругах

но я предпочитаю жить в Чильчагах

 

Чильчаги это деревня

в глубине Ярославской области

и всяк её населяющий преисполнен чести и совести

 

и хотя искупаться и вызвать врача там непросто

это в какой-то мере хорошо для духовного роста

 

в Чильчагах процветают православие сайентология

буддизм и учения другие многие

 

вся деревня будто кружится в целомудренном танце

где мясоед ведёт в паре вегетарианца

 

а то что бывают мелкие склоки хлопоты

ну так люди же вместе живут не роботы

 

но если мне повезёт и моё наследие

удостоится хотя бы статьи в Википедии

 

те у кого в квартирах канализация есть и ванная

хлынут смотреть что за земля такая обетованная

 

раскупят все там участки и денег будет не жалко им

и зашумят пилами топорами бетономешалками

 

и покоя у местных жителей не останется никакого

и они будут вечно бубнить

ну спасибо тебе Лапенкова