Ольга Берггольц

Ольга Берггольц

Есть на земле Московская застава. 
Ее от скучной площади Сенной 
проспект пересекает, прям, как слава, 
и каменист, как всякий путь земной. 
  
Он столь широк, он полн такой 
     природной, 
негородской свободою пути, 
что назван в Октябре – Международным: 
здесь можно целым нациям пройти. 
  
«И нет сомненья, что единым шагом, 
с единым сердцем, под единым флагом 
по этой жесткой светлой мостовой 
сойдемся мы на Праздник мировой...» 
  
Так верила, так пела, так взывала 
эпоха наша, вся – девятый вал, 
так улицы свои именовала 
под буйный марш «Интернационала»... 
Так бог когда–то мир именовал. 
  
А для меня ты – юность и тревога, 
Международный, вечная мечта. 
Моей тягчайшей зрелости дорога 
и старости грядущей красота. 
Здесь на моих глазах росли массивы 
Большого Ленинграда. 
                 Он мужал 
воистину большой, совсем красивый, 
уже огни по окнам зажигал! 
А мы в ряды сажали тополя, 
люд комсомольский, 
            дерзкий и голодный. 
Как хорошела пустырей земля! 
Как плечи расправлял Международный! 
Он воплощал все зримей нашу веру... 
И вдруг, с размаху, сорок первый год, – 
и каждый дом уже не дом, а дот, 
и – фронт Международный в сорок первом. 
  
И снова мы пришли сюда... 
                       Иная 
была работа: мы здесь рыли рвы 
и трепетали за судьбу Москвы, 
о собственных терзаньях забывая. 
  
...Но этот свист, ночной сирены стоны, 
и воздух, пойманный горящим ртом... 
  
Как хрупки ленинградские колонны! 
Мы до сих пор не ведали о том. 
  
...В ту зиму по фронтам меня носило, – 
по улицам, где не видать ни зги. 
Но мне фонарь дала «Электросила», 
а на «Победе» сшили сапоги. 
  
(Фонарь – пожалуй, громко, так, фонарик 
     – 
в моей ладони умещался весь. 
Жужжал, как мирною весной комарик, 
но лучик слал – всей тьме наперевес...) 
  
А в госпиталях, где стихи читала 
я с горсткою поэтов и чтецов, 
овацией безмолвной нам бывало 
по малой дольке хлеба от бойцов... 
О, да не будет встреч подобных снова! 
Но пусть на нашей певческой земле 
да будет хлеб – как Творчество и Слово 
и Слово наше – как в блокаду хлеб. 
  
Я вновь и вновь твоей святой гордыне 
кладу торжественный земной поклон, 
не превзойденный в подвиге доныне 
и видный миру с четырех сторон. 
………………. 
Пришла Победа... 
            И ее солдат, 
ее Правофланговый – Ленинград, 
он возрождает свой Международный 
трудом всеобщим, 
             тяжким, 
                 благородным. 
И на земле ничейной... да, ничья! 
Ни зверья, и не птичья, не моя, 
и не полынная, и не ржаная, 
и все–таки моя, – одна, родная; 
там, где во младости сажали тополя, 
земля – из дикой ржавчины земля, – 
там, где мы не достроили когда–то, 
где, умирая, корчились солдаты, 
где почва топкая от слез вдовиц, 
где что ни шаг, то Славе падать ниц, – 
здесь, где пришлось весь мрак и свет 
     изведать, 
среди руин, траншеи закидав, 
здесь мы закладывали Парк Победы 
во имя горького ее труда. 
Все было сызнова, и вновь на пустыре, 
и все на той же розовой заре, 
на юношеской, 
          зябкой и дрожащей; 
и вновь из пепла вставшие дома, 
и взлеты вдохновенья и ума, 
и новых рощ младенческие чащи... 
  
Семнадцать лет над миром протекло 
с поры закладки, с памятного года. 
Наш Парк шумит могуче и светло, – 
Победою рожденная природа. 
Приходят старцы под его листву – 
те, что в тридцатых были молодыми. 
и матери с младенцами своими 
доверчиво садятся на траву 
и кормят грудью их... 
              И семя тополей – 
летучий пух – им покрывает груди... 
И веет ветер зреющих полей, 
и тихо, молча торжествуют люди... 
  
И я доныне верить не устала 
и буду верить – с белой головой, 
что этой жесткой светлой мостовой, 
под грозный марш «Интернационала» 
сойдемся мы на Праздник мировой. 
  
Мы вспомним всё: блокады, мрак и беды, 
за мир и радость трудные бои, – 
и вечером над нами Парк Победы 
расправит ветви мощные свои... 
  
          1956–1963

Популярные стихи

Валентин Гафт
Валентин Гафт «Звезда»
Дмитрий Быков
Дмитрий Быков «Всё валится у меня из рук»
Андрей Вознесенский
Андрей Вознесенский «Миллион роз»
Корней Чуковский
Корней Чуковский «Барабек»
Юнна Мориц
Юнна Мориц «Мой кругозор»
Сергей Михалков
Сергей Михалков «Подушечка»