Ольга Берггольц

Ольга Берггольц

1 
  
Темный вечер легчайшей метелью увит, 
волго–донская степь беспощадно бела... 
Вот когда я хочу говорить о любви, 
о бесстрашной, сжигающей душу дотла. 
  
Я ее, как сейчас, никогда не звала. 
  
Отыщи меня в этой февральской степи, 
в дебрях взрытой земли, между свай 
     эстакады. 
Если трудно со мной – ничего, потерпи. 
Я сама–то себе временами не рада. 
  
Что мне делать, скажи, если сердце мое 
обвивает, глубоко впиваясь, колючка, 
и дозорная вышка над нею встает, 
и о штык часового терзаются низкие 
     тучи? 
Так упрямо смотрю я в заветную даль, 
так хочу разглядеть я далекое, милое 
                                 
     солнце... 
Кровь и соль на глазах! 
  
Я смотрю на него сквозь большую печаль, 
сквозь колючую мглу, 
         сквозь судьбу волгодонца... 
  
Я хочу, чтоб хоть миг постоял ты со 
     мной 
у ночного костра – он огромный, 
                     трескучий и 
     жаркий, 
где строители греются тесной гурьбой 
и в огонь неподвижные смотрят овчарки. 
Нет, не дома, не возле ручного огня, 
только здесь я хочу говорить о любви. 
Если помнишь меня, если понял меня, 
если любишь меня – позови, позови! 
Ожидаю тебя так, как моря в степи 
ждет ему воздвигающий берега 
в ночь, когда окаянная вьюга свистит, 
и смерзаются губы, и душат снега; 
в ночь, когда костенеет от стужи земля, 
     – 
ни костры, ни железо ее не берут. 
Ненавидя ее, ни о чем не моля, 
как любовь, беспощадным становится 
     труд. 
Здесь пройдет, озаряя пустыню, волна. 
Это всё про любовь. Это только она. 
  
          1952 
  
                2 
  
О, как я от сердца тебя отрывала! 
Любовь свою – не было чище и лучше – 
сперва волго–донским степям отдавала... 
Клочок за клочком повисал на колючках. 
Полынью, полынью горчайшею веет 
над шлюзами, над раскаленной землею... 
Нет запаха бедственнее и древнее, 
и только любовь, как конвойный, со 
     мною. 
Нас жизнь разводила по разным дорогам. 
Ты умный, ты добрый, я верю доныне. 
Но ты этой жесткой земли не потрогал, 
и ты не вдыхал этот запах полыни. 
А я неустанно вбирала дыханьем 
тот запах полынный, то горе людское, 
и стало оно, безысходно простое, 
глубинным и горьким моим достояньем. 
  
...Полынью, полынью бессмертною веет 
от шлюзов бетонных до нашего дома... 
Ну как же могу я, ну как же я смею, 
вернувшись, «люблю» не сказать 
     по–другому! 
  
          1952, 1960


Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Ты не сомневайся»
Илья Сельвинский
Илья Сельвинский «Я это видел!»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Венецианские строфы (1)»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Хмурую землю стужа сковала»
Борис Пастернак
Борис Пастернак «Я понял жизни цель и чту»
Михаил Матусовский
Михаил Матусовский «Верные друзья»