Олег Комков

Олег Комков

Вере Хорват 
  
1 
  
Лунный серп сияет над стеной Твердыни. 
Ветер стылой тенью бродит вдоль Дуная, 
словно скорбный деспот: бредя и стеная, 
внемлет издалёка горклый дух полыни. 
  
А наутро осень в золотой гордыне 
сызнова уронит, от судьбы шальная, 
капли слов, что, верно, молвила Даная: 
разве только в Смерти Жизнь 
     осталась ныне. 
  
Разве только в Смерти? Лепотой осенней 
венчаны от века сонмы воскресений, 
о которых помнят берега и виры. 
  
Поздний гость, предавший душу снам и 
     мукам, 
пропою отсюда самым сербским звуком, 
что извлечь способен я из русской лиры. 
  
2 
  
Чистый свиток полдня. Пред немотным 
     взглядом 
потаённой речью осребрились воды: 
говор вечно юной и больной природы 
вновь течёт беспечно вдаль, с душою 
     рядом, ‒ 
  
к тем краям, где, внемля канувшим 
     обрядам, 
в камне тихо тлеет след лепенской оды 
и винчанской мглою овевает годы 
чья-то весть, что станет снадобьем иль 
     ядом... 
  
Чист поныне свиток. Точно дуновенье, 
к пустоши полдневной льнёт 
     благословенье 
смедеревской сени. В странной той 
     прохладе 
  
я вдыхаю терпкий аромат из джезвы 
и слежу, как брезжат, ревностны и 
     резвы, 
ласточкины мысли на предвечной глади. 
  
3 
  
Лунный серп остынет. Ночь коснётся 
     стали 
нежно и тревожно, точно старый воин ‒ 
верного оружья. В песенной печали 
звёздный голос ветра будет строг и 
     строен. 
  
Ночь коснётся сердца. Кем, скажи, мы 
     стали 
за века забвений, смут, любовей, боен? 
С думой о прощенье, с грёзой о начале 
брежу древней тайной, коей недостоин. 
  
Серебристых былей мреет вереница... 
Я вернусь, и въяве снова мне приснится 
Сербия, как сердце, слёзная, больная. 
  
И на млечных тропах памяти и веры, 
в дуновенье мира, что не знает меры, 
я услышу спевы светлых дев Дуная.


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Я не то что схожу с ума»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Белые и черные халаты»
Ион Деген
Ион Деген «Воздух вздрогнул»
Алексей Плещеев
Алексей Плещеев «В бурю»