Нина Огнева

Нина Огнева

Выхожу из дому. А впрочем – из дому. 
Солнца луч – поперёк облака. 
Вязко одолеваю тоски истому, 
что заметно по нюансам моего облика. 
Продвигаюсь к ограде походкой шаткою. 
В горсти – подол мятущегося плаща. 
Там, вдали, над собачьей площадкою 
развевается ветер, закат полоща. 
Но мне – не туда. Мне в другую сторону. 
За мутной оледенью стальной полосы 
на чёрных ветвях чёрные вороны 
качаются, как Фемидины неподкупные 
     весы. 
Иду. Меж стоп Асмоловской 
     арки* – 
ветер жёлт. Ароматы Аргентины. 
Размером не более почтовой марки 
в абажурных окнах – живые картины. 
Вне пределов моего понимания – 
признаки якобы человечьего быта. 
Как Призрак Дамы продвигаюсь в тумане я 
к гряде лип. Однако, забыто 
нечто немаловажное: шёлк заката 
смят и скомкан в секторе норд-ост. 
Распахнут над городом небес атлас. Вата 
липнет к антеннам. Над холмом в рост – 
телевизионной вышки ажурное кружево, 
дамского рукоделья изысканный предмет. 
Тропа меж трав – всё уже, уже. Вот 
вывеска над подворотнею: «Вторчермет». 
Плаща подол просоленным парусом 
по трав бурунчикам вхлёст волоча, 
продвигаюсь по склону – ярус за ярусом, 
подставляя мороси бумеранг плеча. 
Там, вдали, меж кирпичных скал и древ, 
у стены заброшенных обувных мастерских, 
сменяю на сосредоточенность 
усталый оскал и в дрейф 
ложусь, как шхуна. От забот мирских 
отойдя в монашество: зонта купол – 
только что без креста на соцветье спиц. 
Молитву сотворяю аскетически скупо: 
«Прости, Господи» – покаянье-блиц. 
Плаща сутана. Очертанья чёткие 
в зеркальной просини нежилого окна. 
Стручка гледичии сыпучие чётки 
меж пальцев сеятся. Одна. Одна 
нога ступает меж луж и наледей, 
другая вторит – с кирпича на кирпич. 
Витрина ресторана: в бокалы налито, 
респектабельный господин произносит 
     спич. 
Проспект. Апельсинами клубятся тучные 
коконы вкруг мегалитических лампад. 
Чу! Не гром волочит колотушку меж 
     гулкими тучами – 
хохота человечьего неопасный камнепад 
с грохотом и трелью осыпался под ноги. 
Два шага в сторону, три, пять… 
Мало мне сегодня ещё забот! Наги 
ветви дворовой шелковицы, 
     вывернутые вспять. 
  
Подхожу к дому. Однако блазнится – 
дом качается, словно ветвь оливы. 
Поехала крыша? Луна-безобразница 
затеяла, аки на море, сухопутные 
     приливы- 
отливы. Продвигаюсь к дверей створам. 
Померанцем (некондиция) чадит 
     электричество. 
Дома. Угол. С немым укором 
хворям: «Здравствуйте, Ваше 
     количество!» 
_____ 
* Арка табачной фабрики (РнД), в 
     дореволюционные времена 
     принадлежавшей Василию Асмолову – 
     официально признанному поставщику 
     царского двора. 
  
          Конец 80-х


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Через два года»
Алексей Хомяков
Алексей Хомяков «Киев»
Иван Крылов
Иван Крылов «Чиж и Голубь»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Баллада о ласточке»