Нина Огнева

Нина Огнева

Это там. Это – там: жалом в звень 
     золотой середины! 
Ор грохочущих орд заглушая пульсацией 
     жил, 
в гуле храмовых рам (на разрыв 
     аневризмы – сурдина!) 
непокорный аккорд неуёмным гулякой 
     взблажил… 
  
Это – то. Это то – в серпентарьи 
     струящихся кантов, 
в шорох периферий червоточьего скрипа 
     пера, 
в трели римских ротонд перламутровым 
     плеском бельканто 
непорочных Марий бесшабашное (боже!): 
     sara’!.. 
  
Это – те! Это те, чей минор – палестин 
     изначалье, 
чей мажор – звуковод, сотрясающий 
     реверс небес; 
на клавирном листе, ежезвучно распят и 
     венчаем, 
реет храмовый свод, реет впрямь, побери 
     меня бес! – 
  
Это – ты. Это ты, несмиримый, хмельной 
     и бегущий 
поперёк бытия, укрощённому времени 
     вспять; 
золотые песты мнут вразлёт меднопевную 
     гущу 
и сияют врасплеск, да и труд не ахти – 
     посиять! – 
  
Это – там, это есть. Меднопевья пожар 
     неостуден; 
золотая дыра – на пробой чернового 
     листа… 
День скорбящего – здесь: день Христов, 
     день Иовов, Иудин, 
здесь бормочут: «sara’!», 
     растравляя как рану уста… 
  
В вязи пут, в кличе смут, в омертвелом 
     беззолье камина, 
в средостенье тоски, в паутинном 
     забрале летка, 
как чесоточный зуд, метронома коварная 
     мина 
изнуряет виски стрекотаньем о том, 
что строка коротка! 
  
Это – тут. Это – вот: соглядатайство 
     злого снаряда, 
отупляющий тик механической пляски 
     перста. 
Это лист, где расход и восход – 
     неразъемлемо рядом 
А графа иосафат – как христова невеста 
     чиста. 
  
Жалом – в лист, в этот том, злым 
     щелчком опрокинутый настежь! 
В червоточье нутра, на пробой 
     целлюлозной души! 
Оперённым винтом в ледяную, как 
     мартовский наст, тишь 
я вонзаюсь – sara’! – укрощённый 
     клавир оглушив. 
  
Это я. Это – я, разметавшая хлёсткие 
     косы 
воронёным руном, осиянная звоном 
     монист, 
рею к сводам, роя диких взглядов 
     стеклянную осыпь: 
вам стучит метроном! Мне – гремит 
     небосвода 
никем не замаранный лист. 
  
Это – мне. Это – вам. Это так и, 
     бесспорно, – едино. 
В средостенье души, из рокочущих недр – 
     на-гора 
меднопевный фонтан (вулканической 
     бомбой – сурдина!). 
Червоточью норы – многоточье свирели. 
Sara’!.. 
  
–- 
*Sara’ quel che 
     sara’ – будь что будет (ит.) 
  
          80-е


Популярные стихи

Владимир Набоков
Владимир Набоков «Мать»
Леонид Дербенёв
Леонид Дербенёв «Всё пройдёт»
Олжас Сулейменов
Олжас Сулейменов «Яблоки»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Письма к стене»
Юлия Жадовская
Юлия Жадовская «Ты скоро меня позабудешь...»
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «Сжигала женщина листву»