Нина Огнева

Нина Огнева

Это местечко – феномен вроде как: 
сад – не сад… входишь – вот те на! – 
Вкруг убогого, жалкого огородика 
золотится кавернами незыблемая стена. 
Огуречная грядка, жасмина куст, 
скамья – на манер прокрустова 
     изобретения. 
Копай, сажай – до седьмого потения, – 
не побалуешь взалкавших уст 
плодом экзотического какого растения. 
Усомнишься ли в истинности не вполне 
отчётливо сформулированного вопроса? – 
Здесь, на лучом озолоченной стене, 
по кварцу хрусткому распластавшись 
     косо, 
стынет тень, облечённая правом молчать 
по своему исконному предназначению. 
Стынет тень, как сургучная стынет 
     печать 
охраняя тайну никчёмную и ничейную. 
Долине гейзеров – заводь тихая не чета: 
в нашей богом забытой левиафановой 
     утробе, 
называемой «город» (по-итальянски – 
     citta’), 
штиль мертвей, чем Елиазар во гробе. 
Посему поговаривают, смущаясь зело: 
мол, некто нездешний – в четверг, не 
     далее, 
только что на небе рассвело, – 
примостился у изгороди, поджав крыло: 
так, подтянуть ремешок сандалии – 
ногу, видишь ли, на лету свело. 
Да уж, местечко – феномен вроде бы. 
Ну, да мало ль чего наболтают. 
Стена вроде той – из «Шалтай-Болтая», 
но разве б признали себя в уроде вы, 
криво косящем из льда зазеркальего? 
Вот и ей не внове, что явь отражения 
нисколь не сказывает высокой истины: 
пожар, возложив мазок своей кисти на 
холст бытия, не ощущает жжения. 
А здесь, на вызолоченной кварцем стене, 
в качестве супер-эксклюзивного 
     экспоната 
обозревается такое, что мозг костенеет, 
застыв закорючкой заиндевевшего каната: 
на закатным огнём обагрённой выси, 
разбегаясь по кладке ящерками, 
тлеет оттиск моего Настоящего, 
допустившего промах… А впрочем – 
     воистину 
допустившего взмах… 
Случалось ли – мимо вам? 
Замечали ль особинку в порядке гряд? 
Столь многозначною пантомимою 
радуя взор, в синеве парят, 
распластавши перья, ветки гледичии… 
Сад – не сад: входишь – ну и ну! 
Насмотришься за день-то всяческой дичи, 
     и 
глядь – невольно клонит ко сну… 
Огуречная грядка, жасмина цвет. 
Сизарей хор – по нездешним краям тужит. 
Ох, успеется ль, незаданному вопросу в 
     ответ, 
ремешок сандалии затянуть потуже?


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Песня о далёкой Родине»
Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «На берегу»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Если потеряешь слово»
Борис Пастернак
Борис Пастернак «Морской мятеж»
Борис Заходер
Борис Заходер «Памяти моего пса»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Приглашение гостей»
Иван Суриков
Иван Суриков «Василько»