Николай Заболоцкий

Николай Заболоцкий

Над волчьей каменной избушкой 
Сияют солнце и луна. 
Волк разговаривает с кукушкой, 
Дает деревьям имена. 
Он в коленкоровой рубахе, 
В больших невиданных штанах, 
Сидит и пишет на бумаге, 
Как будто в келейке монах. 
Вокруг него холмы из глины 
Подставляют солнцу одни половины, 
Другие половины лежат в тени, 
И так идут за днями дни. 
  
В о л к 
(бросая перо) 
  
Надеюсь, этой песенкой 
Я порастряс частицы мирозданья 
И в будущее ловко заглянул. 
Не знаю сам, откуда что берется, 
Но мне приятно песни составлять: 
Рукою в книжечке поставишь закорючку, 
А закорючка ангелом поет! 
  
Уж десять лет, 
Как я живу в избушке. 
Читаю книги, песенки пою, 
Имею частые с природой разговоры. 
Мой ум возвысился и шея зажила. 
А дни бегут. Уже седеет шкура, 
Спинной хребет трещит по временам. 
Крепись, старик. Еще одно усилье, 
И ты по воздуху, как пташка, полетишь. 
  
Я открыл множество законов. 
Если растенье посадить в банку 
И в трубочку железную подуть — 
Животным воздухом наполнится растенье, 
Появятся на нем головка, ручки, ножки, 
А листики отсохнут навсегда. 
Благодаря моей душевной силе, 
Я из растенья воспитал собачку — 
Она теперь, как матушка, поет. 
Из одной березы 
Задумал сделать я верблюда, 
Да воздуху в груди, как видно, не 
     хватило: 
Головка выросла, а туловища нет. 
Загадки страшные природы 
Повсюду в воздухе висят. 
Бывало, их того гляди поймаешь, 
Весь напружинишъся, глаза нальются 
     кровью, 
Шерсть дыбом встанет, напрягутся жилы, 
Но миг пройдет — и снова как дурак. 
Приятно жить счастливому растенью — 
Оно на воздухе играет, как дитя, 
А мы ногой безумной оторвались, 
Бежим туда-сюда, 
А счастья нет как нет. 
  
Однажды ямочку я выкопал в земле, 
Засунул ногу в дырку по колено 
И так двенадцать суток простоял. 
Весь отощал, не пивши и не евши, 
Но корнем всё-таки не сделалась нога 
И я, увы, не сделался растеньем. 
  
Однако 
Услышать многое еще способен ум. 
Бывало, ухом прислонюсь к березе — 
И различаю тихий разговор. 
Береза сообщает мне свои переживанья, 
Учит управлению веток, 
Как шевелить корнями после бури 
И как расти из самого себя. 
  
Итак, как будто бы я многое постиг, 
Имею право думать о почете. 
Куда там! Звери вкруг меня 
Ругаются, препятствуют занятьям 
И не дают в уединенье жить. 
Фигурки странные! Коров бы им душить, 
Давить быков, рассудка не имея. 
А на того, кто иначе живет, 
Клевещут, злобствуют, приделывают 
     рожки. 
  
А я от моего душевного переживанья 
Не откажусь ни в коей мере! 
В занятьях я, как мышка, поседел, 
При опытах тонул четыре раза, 
Однажды шерсть нечаянно поджег — 
Весь зад сгорел, а я живой остался. 
  
Теперь еще один остался подвиг, 
А там... Не буду я скрывать, 
Готов я лечь в великую могилу, 
Закрыть глаза и сделаться землей. 
Тому, кто видел, как сияют звезды, 
Тому, кто мог с растеньем говорить, 
Кто понял страшное соединенье мысли — 
Смерть не страшна и не страшна земля. 
  
Иди ко мне, моя большая сила! 
Держи меня! Я вырос, точно дуб, 
Я стал как бык, и кости как железо: 
Седой как лунь, я к подвигу готов. 
Гляди в меня! Моя глава сияет, 
Все сухожилья рвутся из меня. 
Сейчас залезу на большую гору, 
Скакну наверх, ногами оттолкнусь, 
Схвачусь за воздух страшными руками, 
Вздыму себя, потом опять скакну, 
Опять схвачусь, а тело выше, выше, 
И я лечу! Как пташечка, лечу! 
  
Я понимаю атмосферу! 
Всё брюхо воздухом надуется, как шар. 
Давленье рук пространству не уступит, 
Усилье воли воздух победит. 
Ничтожный зверь, червяк в звериной 
     шкуре, 
Лесной босяк в дурацком колпаке, 
Я — царь земли! Я — гладиатор духа! 
Я — Гарпагон, подъятый в небеса! 
  
Я ухожу. Березы, до свиданья. 
Я жил как бог и не видал страданья. 
  
          1931

Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Разговор с небожителем»
Валерий Брюсов
Валерий Брюсов «Тонкой, но частою сеткой»
Борис Заходер
Борис Заходер «Листок последний»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Помните!»
Сергей Михалков
Сергей Михалков «В снегу стояла елочка ...»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Любовь»