Николай Некрасов

Николай Некрасов

Знахарка в нашем живет околотке: 
На воду шепчет; на гуще, на водке 
  
Да на каких–то гадает травах. 
Просто наводит, проклятая, страх! 
  
Радостей мало — пророчит всё горе; 
Вздумал бы плакать — наплакал бы море, 
  
Да — Господь милостив!— русский народ 
Плакать не любит, а больше поет. 
  
Молвила ведьма горластому парню: 
«Эй! угодишь ты на барскую псарню!» 
  
И — поглядят — через месяц всего 
По лесу парень орет: «го–го–го!» 
  
Дяде Степану сказала: «Кичишься 
Больно ты сивкой, а сивки лишишься, 
  
Либо своей голове пропадать!» 
Стали Степана рекрутством пугать: 
  
Вывел коня на базар — откупился! 
Весь околоток колдунье дивился. 
  
«Сем–ка! и я понаведаюсь к ней!— 
Думает старый мужик Пантелей:— 
  
Что ни предскажет кому: разоренье, 
Убыль в семействе, глядишь — 
     исполненье! 
  
Черт у ней, что ли, в дрожжах–то 
     сидит?..» 
Вот и пришел Пантелей — и стоит, 
  
Ждет: у колдуньи была уж девица, 
Любо взглянуть — молода, полнолица, 
  
Рядом с ней парень — дворовый, кажись, 
Знахарка девке: «Ты с ним не вяжись! 
  
Будет твоя особливая доля: 
Милые слезы — и вечная воля!» 
  
Дрогнул дворовый, а ведьма ему: 
«Счастью не быть, молодец, твоему. 
  
Всё говорить?» — «Говори!» — «Ты зимою 
Высечен будешь, дойдешь до запою, 
  
Будешь небритый валяться в избе, 
Чертики прыгать учнут по тебе, 
  
Станут глумиться, тянуть в преисподню: 
Ты в пузыречек наловишь их сотню, 
  
Станешь его затыкать...» Пантелей 
Шапку в охапку — и вон из дверей. 
  
«Что же, старик? Погоди — погадаю!»— 
Ведьма ему. Пантелей: «Не желаю! 
  
Что нам гадать? Малолетков морочь, 
Я погожу пока, чертова дочь! 
  
Ты нам тогда предскажи нашу долю, 
Как от господ отойдем мы на волю!» 
  
          1860