Николай Некрасов

Николай Некрасов

В те дни, когда в литературе 
Порядки новые пошли, 
Когда с вопросом о цензуре 
Начальство село на мели, 
Когда намеком да украдкой 
Касаться дела мудрено; 
Когда серьезною загадкой 
Всё занято, поглощено, 
Испугано,- а в журналистах 
Последний помрачает ум 
Какой-то спор о нигилистах, 
Глупейший и бесплодный шум; 
Когда при помощи Пановских 
Догадливый антрепренер 
И вождь «Ведомостей московских», 
Почуяв время и простор, 
Катков, прославленный вития, 
Один с Москвою речь ведет, 
Что предпринять должна Россия, 
И гимн безмолвию поет; 
Когда в затмении рассудка 
Юркевич лист бумаги мял 
И о намереньях желудка 
Публично лекции читал; 
Когда наклонностей военных 
Дух прививается ко всем, 
Когда мы видим избиенных 
Посредников; когда совсем 
Нейдут Краевского изданья 
И над Громекиной главой 
Летает бомба отрицанья, 
Как повествует сей герой; 
Когда сыны обширной Руси 
Вкусили волю наяву 
И всплакал Фет, что топчут гуси 
В его владениях траву; 
Когда ругнул Иван Аксаков 
Всех, кто в Европу укатил, 
И, негодуя против фраков 
Самих попов не пощадил; 
Когда, покончив подвиг трудный, 
Внезапно Павлов замолчал, 
А Амплий Очкин кунштик чудный 
С газетой «Очерки» удрал; 
Когда, подкошена как колос, 
Она исчезла навсегда; 
В те дни, когда явился «Голос» 
И прекратилась «Ерунда»,- 
Тогда в невинности сердечной 
Любимый некогда поэт, 
Своей походкою беспечной 
«Свисток» опять вступает в свет... 
Как изменилось всё, создатель! 
Как редок лиц любимых ряд! 
Скажи: доволен ты, читатель? 
Знакомцу старому ты рад? 
Или изгладила «Заноза» 
Всё, чем «Свисток» тебя пленял, 
И как увянувшая роза 
Он для тебя ненужен стал? 
Меняет время человека: 
Быть может, пасмурный Катков, 
Быть может, пламенный Громека 
Теперь милей тебе свистков? 
Возненавидев нигилистов, 
Конечно, полюбить ты мог 
Сих благородных публицистов 
Возвышенный и смелый слог,- 
Когда такое вероломство 
Ты учинил - я не ропщу, 
Но ради старого знакомства 
Всё ж говорить с тобой хочу. 
«Узнай, по крайней мере, звуки, 
Бывало милые тебе, 
И думай, что во дни разлуки 
В моей изменчивой судьбе» 
Ты был моей мечтой любимой, 
И если слышал ты порой 
Хоть легкий свист, то знай: незримый 
Тогда витал я над тобой!... 
  
              –- 
  
«Свисток» пред публику выходит. 
Высокомерья не любя, 
Он робко взор кругом обводит 
И никого вокруг себя 
Себя смиренней не находит! 
Да, изменились времена! 
Друг человечества бледнеет, 
Вражда повсюду семена 
Неистовства и злобы сеет. 
Газеты чуждые шумят... 
(О вы, исчадье вольной прессы!..) 
Черт их поймет, чего хотят, 
Чего волнуются, как бесы! 
Средь напряженной тишины 
Катков гремит с азартом, с чувством, 
Он жаждет славы и войны 
И вовсе пренебрег искусством. 
Оно унижено враждой, 
В пренебрежении науки, 
На брата брат подъемлет руки, 
И лезет мост на мост горой,- 
Ужасный вид!.. В сей час тяжелый 
Являясь в публику, «Свисток» 
Желает мирной и веселой 
Развязки бедствий и тревог; 
Чтобы в сумятице великой 
Напрасно не томился ум... 
  
И сбудется... Умолкнет шум 
Вражды отчаянной и дикой. 
Недружелюбный разговор 
Покончит публицист московский, 
И вновь начнут свой прежний спор 
Гиероглифов и Стелловский; 
Мир принесет искусствам дань, 
Престанут радоваться бесы, 
Уймется внутренняя брань, 
И смолкнет шум заморской прессы, 
Да, да! Скорее умолкай,- 
Не достигай пределов невских 
И гимны братьев Достоевских 
Самим себе не заглушай! 
  
          1863

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Снег (Этой ночью...)»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Детство»
Даниил Хармс
Даниил Хармс «Веселый старичок»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Спасибо за то, что ты есть...»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «О письма женщины, нам милой!»