Николай Некрасов

Николай Некрасов

1 
  
Беспокойная ласковость взгляда, 
И поддельная краска ланит, 
И убогая роскошь наряда — 
Все не в пользу ее говорит. 
Но не лучше ли, прежде чем бросим 
Мы в нее приговор роковой, 
Подзовем–ка ее да расспросим: 
«Как дошла ты до жизни такой?» 
  
Не длинен и не нов рассказ: 
Отец ее, подьячий бедный, 
Таскался писарем в Приказ, 
Имел порок дурной и вредный — 
Запоем пил — и был буян, 
Когда домой являлся пьян. 
Предвидя роковую схватку, 
Жена малютку уведет, 
Уложит наскоро в кроватку 
И двери поплотней припрет. 
Но бедной девочке не спится! 
Ей чудится: отец бранится, 
Мать плачет. Саша на кровать, 
Рукою подпершись, садится, 
Стучит в ней сердце... где тут спать? 
Раздвинув завесы цветные, 
Глядит на двери запертые, 
Откуда слышится содом, 
Не шевелится и не дремлет. 
Так птичка в бурю под кустом 
Сидит — и чутко буре внемлет. 
  
Но как ни буен был отец, 
Угомонился наконец, 
И стало без него им хуже. 
Мать умерла в тоске по муже, 
А девочку взяла «Мадам» 
И в магазине поселила. 
Не очень много шили там, 
И не в шитье была там сила... 
…………… 
…………… 
  
           2 
  
«Впрочем, что ж мы? нас могут 
     заметить,— 
Рядом с ней?!» И отхлынули прочь... 
Нет! тебе состраданья не встретить, 
Нищеты и несчастия дочь! 
Свет тебя предает поруганью 
И охотно прощает другой, 
Что торгует собой по призванью, 
Без нужды, без борьбы роковой; 
Что, поднявшись с позорного ложа, 
Разоденется, щеки притрет 
И летит, соблазнительно лежа 
В щегольском экипаже, в народ — 
В эту улицу роскоши, моды, 
Офицеров, лореток и бар, 
Где с полугосударства доходы 
Поглощает заморский товар. 
Говорят, в этой улице милой 
Все, что модного выдумал свет, 
Совместилось с волшебною силой, 
Ничего только русского нет — 
Разве Ванька проедет унылый. 
Днем и ночью на ней маскарад, 
Ей недаром гордится столица. 
На французский, на английский лад 
Исковеркав нерусские лица, 
Там гуляют они, пустоты вековой 
И наследственной праздности дети, 
Разодетой, довольной толпой... 
Ну, кому же расставишь ты сети? 
  
Вышла ты из коляски своей 
И на ленте ведешь собачонку; 
Стая модных и глупых людей 
Провожает тебя вперегонку. 
У прекрасного пола тоска, 
Чувство злобы и зависти тайной. 
В самом деле, жена бедняка, 
Позавидуй! эффект чрезвычайный! 
Бриллианты, цветы, кружева, 
Доводящие ум до восторга, 
И на лбу роковые слова: 
«Продается с публичного торга!» 
Что, красавица, нагло глядишь? 
Чем гордишься? Вот вся твоя повесть: 
Ты ребенком попала в Париж, 
Потеряла невинность и совесть, 
Научилась белиться и лгать 
И явилась в наивное царство: 
Ты слыхала, легко обирать 
Наше будто богатое барство. 
  
Да, нетрудно! Но должно входить 
В этот избранный мир с аттестатом. 
Красотой нас нельзя победить, 
Удивить невозможно развратом. 
Нам известность, нам мода нужна. 
Ты красивей была и моложе, 
Но, увы! неизвестна, бедна 
И нуждалась сначала... О боже! 
Твой рассказ о купце разрывал 
Нам сердца: по натуре бурлацкой, 
Он то ноги твои целовал, 
То хлестал тебя плетью казацкой. 
Но, по счастию, этот дикарь, 
Слабоватый умом и сердечком, 
Принялся за французский букварь, 
Чтоб с тобой обменяться словечком. 
Этим временем ты завела 
Рысаков, экипажи, наряды 
И прославилась — в моду вошла! 
Мы знакомству скандальному рады. 
Что за дело, что вся дочиста 
Предалась ты постыдной продаже, 
Что поддельна твоя красота, 
Как гербы на твоем экипаже, 
Что глупа ты, жадна и пуста — 
Ничего! знатоки вашей нации 
Порешили разумным судом, 
Что цинизм твой доходит до грации, 
Что геройство в бесстыдстве твоем! 
Ты у бога детей не просила, 
Но ты женщина тоже была, 
Ты со скрежетом сына носила 
И с проклятьем его родила; 
Он подрос — ты его нарядила 
И на Невский с собой повезла. 
Ничего! Появленье малютки 
Не смутило души никому, 
Только вызвало милые шутки, 
Дав богатую пищу уму. 
Удивлялась вся гвардия наша 
(Да и было чему, не шутя), 
Что ко всякому с словом «папаша» 
Обращалось наивно дитя... 
  
И не кинул никто, негодуя, 
Комом грязи в бесстыдную мать! 
Чувством матери нагло торгуя, 
Пуще стала она обирать. 
Бледны, полны тупых сожалений 
Потерявшие шик молодцы,— 
Вон по Невскому бродят, как тени, 
Разоренные ею глупцы! 
И пример никому не наука, 
Разорит она сотни других: 
Тупоумие, праздность и скука 
За нее... Но умолкни, мой стих! 
И погромче нас были витии, 
Да не сделали пользы пером... 
Дураков не убавим в России, 
А на умных тоску наведем. 
  
          1859

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Николай Некрасов
Николай Некрасов «Весна»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Ты спрашивала шёпотом»
Вера Инбер
Вера Инбер «Девушка из Нагасаки»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Людям, чьих фамилии я не знаю»
Владимир Набоков
Владимир Набоков «Тристан»