Николай Некрасов

Николай Некрасов

Надрывается сердце от муки, 
Плохо верится в силу добра, 
Внемля в мире царящие звуки 
Барабанов, цепей, топора. 
  
Но люблю я, весна золотая, 
Твой сплошной, чудно–смешанный шум; 
Ты ликуешь, на миг не смолкая, 
Как дитя, без заботы и дум. 
В обаянии счастья и славы 
Чувству жизни ты вся предана, – 
Что–то шепчут зеленые травы, 
Говорливо струится волна; 
В стаде весело ржет жеребенок, 
Бык с землей вырывает траву, 
А в лесу белокурый ребенок – 
Чу! кричит: «Парасковья, ау!» 
По холмам, по лесам, над долиной 
Птицы севера вьются, кричат, 
Разом слышны – напев соловьиный 
И нестройные писки галчат, 
Грохот тройки, скрипенье подводы, 
Крик лягушек, жужжание ос, 
Треск кобылок, – в просторе свободы 
Всё в гармонию жизни слилось... 
  
Я наслушался шума инова... 
Оглушенный, подавленный им, 
Мать–природа! иду к тебе снова 
Со всегдашним желаньем моим – 
Заглуши эту музыку злобы! 
Чтоб душа ощутила покой 
И прозревшее око могло бы 
Насладиться твоей красотой. 
  
          1863