Николай Ильин

Николай Ильин

Четвёртое измерение № 35 (347) от 11 декабря 2015 г.

Стружки

* * *

Твои слова так высоки,

Но верить им нелепо:

В них подвесные потолки

И подвесное небо.

 

* * *

Как ни бедна, увы, твоя природа,

Ты не останешься без вузовской скамьи:

О да, в семье не без урода,

Но и «урод» не без семьи.

 

* * *

Заметя в парне «искру Божью»,

Решили пост мне предложить:

И вот у «бога» я в подножье,

А искру просят – прикурить.

 

Гоге и Магоге

 

Друг другу вы находка –

Союз весьма хорош:

Кого сливает водка,

Водой не разольёшь.

 

* * *

Известно всем, что ты за птица,

Какой религии шаман:

Тебе как церковь ресторан,

Где шашлыки, коньяк и пицца.

Держу пари, тебя как пить дать

Приватизировал шайтан!

 

* * *

Чтоб лира звуками пленяла,

У нас не лучшая среда:

Поэтов-то у нас немало,

А публика на всех одна.

 

* * *

От критики и смерти не уйдёшь –

Пиши как пишешь – не твоя забота.

Всех мнений и желаний не учтёшь,

И критикам пожить охота:

Как ни пиши, в кого-то попадёшь

Или тобою запульнут в кого-то.

 

* * *

Судьба ли, характер: кто это поймёт?

Уполз он в свою берлогу

И ждал неудачи, как чёрный кот,

Сам себе перешедший дорогу.

 

* * *

Любой, кто с Запада подослан,

Здесь будет сильно уязвим:

Они суют нам «Drang nach Osten»,

А мы наш «Trink nach Westen» им.

 

* * *

Я понял, кто это настукал –

Об этом кричал каждый штрих,

Я тотчас узнал эту руку

И этот гадический шрифт.

 

* * *

– Вы любите ли сыр? –

Спросил меня ханжа.

– Люблю, – ответил я, –

Но денег – ни гроша!

 

* * *

На сцену первые сделав шаги,

Не торопись веселиться:

Театр начинается с вешалки,

А кончается – виселицей.

 

В театре

 

Трагедия – от греч. Tragos – козёл,

ode – песня: песня козлов.

Словарь иностранных слов

 

Чем драмы здесь смотреть – уж лучше вновь прочесть.

Как пояснил словарь нерусских слов:

«Трагедия» у греков – «песнь козлов».

Да, правда, так оно и есть.

 

* * *

Нетвёрдая походка, взгляд косит,

И глупая улыбка, как улика.

Ты, верно, думал, что не лыком шит,

А вышло, что не вяжешь лыка.

 

* * *

С талантом, друг мой, не надо ждать,

Кто бы направил и стукнул –

Тут важно, чтоб сам не профукал: 

Вулкан, который надо выдавливать,

Уже не вулкан, а фурункул.

 

* * *

Никак таможню не пройду,

Стоишь и ждёшь – и делать нечего,

От злости слов я не найду.

Мой злой кумир, Тугарин Змеевич,

Прими меня в свою орду!

 

* * *

С тобою спорить – никакого толка,

А вразумлять не стоит и труда:

Один лишь крик, а не умов борьба.

Когда же, наконец, она умолкнет –

Твоя иерихамская труба?!

 

Оратору

 

В твоих речах одно противоречие:

Твой громкий голос разогнал наш сон,

Тебе не нужен даже микрофон.

Но если говорить о красноречии,

Ты всё ж не Демосфен, а Демосфон.

 

* * *

Вот туча мрачная нависла,

И лист сорвался, тускл и жёлт.

Мы думали: нет в жизни смысла,

А это просто дождь пошёл.

 

* * *

У всех языки как и у бобиков,    

Жара поражает хлюпиков.

И если мне жить среди тропиков,

То значит, мне быть среди трупиков.

 

* * *

Не очень рад я встрече, если честно.

Когда и с кем ты, братец, так напился?

Идти с тобой? – Пожалуйста, исчезни

Так же внезапно, как и появился.

 

* * *

Твой вид с ночной попойки очень жалкий.

Конечно, все там были хороши,

Но ты таков, что, встреть тебя бомжи –

Без спора пропустили бы до свалки.

 

Другу-стихотворцу

 

Пусть творчество – твой истинный мотив, 

Но на дороге лучше не встречаться:

Ведь как же нам тебя не опасаться? –

Ты так талантлив, свободолюбив,

Что без охраны страшно приближаться.

 

* * *

Он всем совал свои бумаги –

Стихи, поэмы и рассказ:

С цепи сорвавшейся собаке

Все хочется пометить враз.

 

* * *

Ты не желаешь дело обсуждать

И только нос воротишь славно.

Но я одно хочу сказать:

Известно всем уже издавна:

Лицом к лицу лица не увидать,

А попой – и подавно!

 

* * *

Себя я вовсе не превозношу,

Но с трезвостью сегодня мне везёт:

Я за рулём и я всех развожу,

Поэтому меня не развезёт.

 

* * *

Постигнув пития твою систему,

Решусь тебе я дать совет простой:

Храни себя от попаданья в стену,

А стену от заляпанья тобой.

 

* * *

Что жизнь творит со смертными иными,

Когда судьба дает им шанс порой:

Ещё вчера он был лишь зам, а ныне –

Рамзес Аменхотепович Второй!

 

* * *

Физически – он ёжился,

А умственно – он пыжился,

Чужим успехам морщился,

А от своих – бесстыжился.

 

* * *

Она не то чтобы уже,

Но всё же явно не ещё:

И как не быть ей протеже

С такою протежо.

           

* * *

Господь нам посылает свет,

Но чёрт извечно спорит с Богом:

Я был от Бога педагогом –

От чёрта сделался поэт.

 

* * *

Кому-то впору недоумевать,

А кто-то негодует и смеётся:

Что делать, если людям всё неймётся?

Но мне зачем позицию сдавать? –

Я смог доразуметь и догадать,

Мне всё вдомёк, всё так, и дать и взять,

И мне теперь так распрекрасно ймётся, 

Что век могу я годовать.

 

* * *

Впивай стихов напиток, но  

Немного и неторопливо;

Стихи коварны, как вино:

Сначала нравится оно,

А перепьёшь – и так противно!