Николай Гнедич

Николай Гнедич

Страшна, о задумчивость, твоя власть 
     над душою, 
Уныния мрачного бледная мать! 
Одни ли несчастные знакомы с тобою, 
Что любишь ты кровы лишь их посещать? 
Или тебе счастливых невступны чертоги? 
Иль вечно врата к ним златые стрегут 
Утехи - жилищ их блюстители-боги? - 
Нет, твой не в чертогах любимый приют; 
Там нет ни безмолвия, ни дум, ни 
     вздыханий. 
Хоть есть у счастливцев дни слез и 
     скорбей, 
Их стоны не слышимы при шуме ласканий, 
Их слезы не горьки на персях друзей. 
Бежишь ты их шумных чертогов блестящих; 
Тебя твое мрачное сердце стремит 
Туда, где безмолвна обитель скорбящих 
Иль где одинокий страдалец грустит. 
Увы! не на радость приходишь ты к 
     грустным, 
Как друг их, любезная сердцу мечта: 
Витает она по дубравам безмолвным; 
Равно ей пустынные милы места, 
Где в думах таинственных часто мечтает 
И, дочерь печали, грустит и она; 
Но взор ее томный отрадой сияет, 
Как ночью осенней в тумане луна; 
И грусть ее сладостна, и слезы приятны, 
И образ унылый любезен очам; 
Минуты бесед ее несчастным отрадны, 
И сердцу страдальца волшебный бальзам: 
Улыбкой унылое чело озаряя, 
Хоть бледной надеждой она их живит 
И, робкий в грядущее взор устремляя, 
Хоть призраком счастья несчастному 
     льстит. - 
Но ты, о задумчивость, тяжелой рукою 
Обнявши сидящего в грусти немой 
И думы вкруг черные простря над главою, 
Заводишь беседы с его лишь тоской; 
Не с тем, чтоб усталую грудь от 
     вздыханий 
Надежды отрадной лучом оживить; 
Нет, призраки грозные грядущих 
     страданий 
Ему ты заботишься в думах явить; 
И смотришь, как грустного глава 
     поникает, 
Как слезы струит он из томных очей, 
Которые хладная земля пожирает. 
Когда ж, изнуренный печалью своей, 
На одр он безрадостный, на одр одинокий 
Не в сон, но в забвенье страданий 
     падет, 
Когда в его храмину, в час ночи 
     глубокой 
Последний друг скорбных - надежда 
     придет, 
И с лаской к сиротскому одру приникает, 
Как нежная матерь над сыном стоит 
И песни волшебные над ним воспевает, 
Пока его в тихих мечтах усыпит; 
И в миг сей последнего душ наслажденья 
И сна ты страдальцу вкусить не даешь: 
Перстом, наваждающим мечты и виденья, 
Касаясь челу его, сон ты мятешь; 
И дух в нем, настроенный к мечтаньям 
     унылым, 
Тревожишь, являя в виденьях ночей 
Иль бедствия жизни, иль ужас могилы, 
Иль призраки бледные мертвых друзей. 
Он зрит незабвенного, он глас его 
     внемлет, 
Он хочет обнять ему милый призрак - 
И одр лишь холодный несчастный 
     объемлет, 
И в храмине тихой находит лишь мрак! 
Падет он встревоженный и горько 
     прельщенный; 
Но сон ему боле не сводит очей. 
Так дни начинает он, на грусть 
     пробужденный, 
Свой одр одинокий бросая с зарей: 
Ни утро веселостью, ни вечер красами 
В нем сердца не радуют: мертв он душой; 
При девах ласкающих, в беседе с 
     друзьями, 
Везде, о задумчивость, один он с тобой! 
  
          1809


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Баллада о молчании»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Приходить к тебе»
Кайсын Кулиев
Кайсын Кулиев «Далека ты»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Слово о любви»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Любовь, измена и колдун»
Владимир Маяковский
Владимир Маяковский «Обыкновенно так»