Никита Чубриков

Никита Чубриков

Сим-Сим № 35 (203) от 11 декабря 2011 г.

Подборка: Пой и проси

* * *
 

Романтиков счастливые стада 
Бредут всегда. Почти летят, как стаи... 
Вот хвоя прорастает на года – 
Пусть прорастает... 

Пройдут века, и сохнет стрекоза, 
И скалы наполняются дремотой 
Бездомные, бездонные глаза – 
У сердца заполняются пустоты. 

Когда мы видим женщину, то в ней 
Едва читаем раненую птицу 
И яркий свет, и смех её детей, 
Романтиков обветренные лица. 

Пчела, возьми сомнительный нектар. 
Звезда, пали пленительные плечи.
Пожар съедает всё. На то – пожар. 
О, женщина, приди ко мне под вечер... 

Романтиков счастливые стада 
Бредут всегда. Почти летят, как стаи... 
Иди ко мне, уже цветёт вода 
И отцветает... 

 

* * *
 

В каждой капле лета солнце поёт и дремлет. 
Нет, не вдовствует, не смеётся, всего лишь любит 
Говорливую гладь воды и сырую землю, 
Говорит с травой, нежится и целует. 

Но придёт зимы холодное дуновенье. 
Ты вымаливай, ты вываливай всё наружу. 
Ты посеял то, что будет цвести мгновенье, 
Но своим огнём растопит любую стужу. 

Ты не бойся, когда однажды поверишь в чудо, 
Есть тропинка в лето ползком через эту зиму. 
А цветок распускается, гаснет за полсекунды – 
Полсекунды в сердце радостно и красиво. 

Мы – осколки неба, мы верим, мы голодаем, 
Мы выкрадываем оперенье у белой птицы, 
А над нами пропасть, загадочная и святая, 
И пушистый снег, не тающий на ресницах...

 

* * *
 

Правило веры – когда по лицу коса 
Полоснула, радоваться рассвету. 
В дом иногда забегает огня лиса. 
Книги великих немощных с полки – в лету. 

Райское запределье звенит в груди. 
Плотское вожделенье в районе таза.

Если по Волге, то босиком идти. 
Если по воздуху, знаешь, ещё ни разу. 

Правило веры – учиться ходить по земле, 
Если вода не держит, хотя упруга. 
Новые перья вырастут на крыле. 
Шрам от косы, как повод простить друг друга. 

 

* * *
 

Здесь дверь даётся лишь тому, 
Кто может выйти и без двери 
В пролёт окна, в ночную тьму, 
В полёт заведомо поверив... 

Здесь сон даётся лишь тому, 
Кто флагом на ветру не плещет, 
Кто лёг на вешнюю траву 
Познав возвышенные вещи... 

Здесь будет праздник и печаль, 
Любви и смерти неизбежность... 
Борьба незримых двух начал 
И солнца утреннего нежность... 

 

Родным и любимым
 

Сидя на кухне, перебирать виноград. 
В кухню вмещается мир, это мы проходили. 
Где-то в другом измерении  рай и ад. 
Поверили, полюбили, дрова стопили. 

Сняли серёжки, браслеты, всё сдали в ломбард, 
Купили соседскому мальчику новый конструктор. 
«Где-то внутри скрывается рай и ад», – 
Буду кричать, даже если отнимут рупор. 

Буду любить, даже если ударят вскользь 
Родные, любимые, завтра нагрянет чудо, 
Светлые птицы несут винограда гроздь, 
Тёплые сны являются ниоткуда. 

Мальчик соседский упрямо глядит вперёд, 
В пыльную жизнь, чистейшими в мире глазами, 
Вырастит целый сад, виноград соберёт.
Поверили, полюбили, но не сказали...

 

Пой и проси
 

Пой и проси, если умеешь петь.
Верь и твори, чтобы не умирать.
Все корабли превозмогают смерть,
Все корабли обозревают гладь.

С той стороны, придавленные водой,
Помнят туман перед входом в порт
Кассиопея с отпавшей одной звездой,
Сонмы сирен, царапающихся о борт

Это Господь придумывает цвета
Диких цветов, устланных пред тобой.
Верь и твори, как просит того мечта.
Пой и проси, как корабли под водой...

 

* * *
 

Сидит и дремлет у костра,
Секунды рвутся на мгновенья.
Что прожито, то – красота.
Что выпито, то из кореньев.

Тепло углей, вязанка дров.
Неслышно замирает время.
О главном, что сильнее слов,
Скрипят подмёрзшие  деревья.

Костёр горит, за кромкой льда
В слепой надежде едет поезд.
Войны не будет никогда,
А это дорогого стоит...

 

Парусные
 

Словно все корабли истлели враз,
Марево стало холодом, пыль – бриллиантами.
Небо в своем размахе сильнее нас, 
Звёздное небо над головой  у Канта.

Художники, гуманитарии, жизнь навзрыд,
Творчество, экзальтация, губы губами,
Парусные корабли внушают стыд

Даже на полке, даже в разгар цунами.

Времени ты оставь заметать следы.
Памяти ты оставь резные меты.
Парусные корабли чуть коснулись воды,
Счастливые и огромные как планеты...

 

* * *
 

Я буду спать спиной к стене,
Пока за окнами воюют,
Смеяться и летать во сне,
Искать губами поцелуя.

Весенний лёд предначертал
Изгибы берега вначале,
Когда ещё никто не спал,
Но все смеялись и летали.

Я буду спать зимой к весне,
Росой к земле, пшеницей к полю,
Сметённый звук вернётся мне,
Из плена вырвавшись на волю…

 

* * *
 

В грибной стране, невидимой на треть, –
Так вырастают бивни поездов –
Невыносимо радостно смотреть,
Как мы бежим из клеток городов.        

 

В её суставах нежится вода,
Сумев проснуться, не сумев уснуть,
Полынный вкус – не в рост, не навсегда,
Но ближе к лику, обретая суть...

Размазаны дороги невзначай

В грибной стране, невидимой не в срок,
Так нищий подаёт тебе на чай,
Как будто с неба получил кусок...