Рубрика: Новый Монтень

Александр Ангел

Александр Ангел

В поисках волшебства

Маленький Египет
Огромные барханы закрывают от посторонних глаз район Маленький Египет. Чтобы туда попасть, придётся вскарабкиваться на самый верх, по крутому песчаному склону. Если смотреть снизу, то будет казаться, что ты взбираешься напрямик к небу. Но усилия будут вознаграждены, когда вы перевалитесь через гребень бархана и сядете на мягкий песок, чтобы отдохнуть. Какой вид открывается оттуда!
Позади – город, наполненный движением машин, зданиями, стремящимися вверх, но так и не достигающими высоты песков. А впереди – небольшая долина, в которой, помимо жёлтого песка, обильно расплескалась зелень. Небольшие здания скучились в селения, едва видимые сверху. Если заночевать на вершине бархана, то контраст между современным городом и осколком древней цивилизации будет разительным. Так или иначе, каждый спускается вниз, чтобы побродить по пескам.

№ 17 (545) Читать
Анна Агнич

Анна Агнич

Гамбит с вулканом

1. Веранда с видом на океан
Ветер пахнет водорослями и солью. Или у соли нет запаха? Вот бы высунуть язык, попробовать ветер на вкус. Но нет, нельзя, это неприлично. За столиком на веранде ресторана, кроме Сёмы, трое: Андрей Андреич, Таня и Танюшка. Когда Танюшка замолкает, слышен прибой, особенно если прикрыть глаза. Сёма вдыхает тихоокеанский бриз и повторяет про себя, выстукивая пальцами ритм на колене:
 – Я в Мексике, в Акапулько! Это же надо… вот это да!
Что-то касается ноги пониже колена, будто вопросительно тычется носом собака. Сёма поднимает скатерть, заглядывает под стол. Его движение тотчас копирует Танюшка, она всё повторяет за ним. Таня-старшая смеётся и отдёргивает босую ступню. Её туфля блестит красным лаком под стулом, как выброшенная на берег лодка. Сёма опускает скатерть, смотрит на Андрея Андреича – тот занят обедом и не замечает, как расшалилась его молодая жена.

№ 16 (544) Читать
Эдвард Сашко

Эдвард Сашко

Кошки и собаки

Замена
 
– Ты с ума сошёл? Возьми и позвони ей.
Гена приклеивал деталь к корпусу пластмассового самолёта и говорил по громкой связи с Андреем.
– Да звонил я, но никак не могу дозвониться. Ты же знаешь, девушкам телефон нужен, как украшение, а не чтобы по нему звонить. У нас свидание через полчаса, а я застрял в какой-то дыре за городом. Ну, Генка, ну, пожалуйста.
– Если не сходишь, ничего страшного не будет. Она у тебя не первая и не последняя.
– Ты не понимаешь, это мечта всей жизни! Я не хочу такую терять. Не прийти на первое свидание – и так лажа, а если не сообщить об этом... Да она меня... Сам понимаешь. Ну? Генка?
У Гены деталь выпала из рук, несмотря на то, что он старательно прикладывал её туда, где она должна была быть.
– Да что ж такое?
– Это да?
Гена посмотрел на несобранную модель самолёта.

№ 15 (543) Читать
Александр Ралот

Александр Ралот

Матушка

Матушка
(Рассказ основан на реальных исторических событиях.)
 
1803 год. Кромской уезд. Село Холодово. Дом отчима Сомова.
 
Шестнадцатилетняя Варвара отошла от окна и кинула взгляд на зеркало. Оттуда на девушку смотрело угловатое некрасивое лицо.
– Да уж. Такую уродину никто и никогда замуж не возьмёт, – пронеслось у неё в голове. – Боже, ну за что этакое наказание? Когда матушка была жива, хоть изредка, но всё же заступалась. Оберегала от ирода-отчима. А нынче при каждом удобном случае старается зажать в углу. И глядит, окаянный, уж никак на дочку, приёмную, а... И ведь обязательно добьётся своего. Найдёт способ опоить зельем специальным или того хуже – силой возьмёт... Останется только одно, головой в прорубь. Не жить же на белом свете с позором тяжким. Да и его родные доченьки подсобят! С превеликим удовольствием.

№ 14 (542) Читать
Цветана Шишина

Цветана Шишина

Библейские мотивы

У моря Галилейского
Утомлённый путник присел на большой камень у дороги. За спиной у него высилась гора, а пред ним расстилалась голубая чаша Галилейского моря. Путник залюбовался водной гладью. Та блестела в закатных солнечных лучах. По форме и золотому отблеску на воде озеро напоминало покрытый лаком кинар*. 
У кромки воды суетились рыбаки. Они вытаскивали на берег свои судёнышки, подвязывали парус, развешивали на кольях сети для просушки. Приближался вечер, и тень горы уже накрывала деревню, разбросанную на берегу. У тихих домиков хозяйки занимались последними приготовлениями к ночи. А рядом с деревней в лагере римлян-строителей, уже проложивших главную улицу Кардо, дымились костры, на которых для них готовился ужин. Из расположенной в центре посёлка синагоги возвращались мужчины после вечерней молитвы.

№ 13 (541) Читать
Сергей Кузнечихин

Сергей Кузнечихин

На чисто русском, без жаргона

Акцент-45. Подборка стихотворений Анатолия Третьякова «На ладонях моей земли».
 
Существует расхожее мнение, что поэты – вечные дети. На мой взгляд, весьма спорное, но к Анатолию Третьякову оно подходит без оговорок. В нём благоухал весь букет детских особенностей – от наивного любознательного обаяния до капризного нежелания понимать заботы взрослых людей. О нём легко рассказывать и, главное, есть что рассказать. Но рассказывать надо весело, без «хрестоматийного глянца», иначе это будет не Третьяков. Ни одно поэтическое застолье не обходилось без анекдота из жизни Третьякова, он был лёгкий человек, мог пошутить над другими и не обижался, когда шутят над ним. Его не мучила потребность в самоутверждении, потому что никогда не сомневался в своём даре, и эта уверенность передавалась другим, даже тем, кому его лирика была чужда.

№ 12 (540) Читать
Игорь Терехов

Игорь Терехов

Река времён

Фиолетовая бабочка
 
Памяти В.Г. Кисунько
 
Фиолетовая ночная бабочка прячется в вазе со сливами. Со сложенными крыльями она напоминает самолёт-невидимку «Стеллс». Пока они летают только над Югославией. Но скоро начнут залетать и в наше воздушное пространство. Собака охотится на залетающих в распахнутое окно насекомых. Бабочку не замечает. Маленькая такса беспощадно преследует эскадрильи ночных жуков и мотыльков. Не собака, а мобильный комплекс ПВО. Милует она только очаровательных зеленокрылых существ, чьи повадки напоминают эльфов. Рядом на диване безмятежно раскинулась Флора. Так спят только памятники старой Европы. Чтобы такса не нарушала её покой, приходится выключать ночник. В темноте можно читать про себя стихи. Из дочерей Ликамба только старшую. Директор классической гимназии переводил древних на язык родных осин.

№ 11 (539) Читать
Александр Карпенко

Александр Карпенко

Полёты под божьим взглядом

Лирика Бориса Фабриканта – одно из эмоционально сильных открытий за последнее время в русской поэзии. Выпускник Львовского Политехнического института, Борис проработал много лет в науке и технике. Творчество, тем не менее, всегда было его спутником. «Физик» и «лирик» в его душе никогда не толкались локтями. Гармоничная личность, Борис активно участвовал в КВНе, писал тексты к мюзиклам. В какой-то момент поэзия стала главным делом его жизни. Вышло несколько книг, обративших на себя внимание таких мэтров критического пера, как Данила Давыдов, Владимир Гандельсман и Даниил Чкония. Вслед за этим умная и проницательная статья о творчестве БФ вышла у Юлии Могулевцевой в «Литгазете». Борис сильно и проникновенно пишет «о главном»: о жизни и смерти. И в этой вечной и болезненной теме он вполне убедителен.

№ 10 (538) Читать
Ирина Родина

Ирина Родина

Про Ахматову и не только

Гелотофобия – боязнь стать объектом юмора и насмешек. Чаще остальных ею страдают женщины. Так страшно увидеть своё смешное отражение в зеркале чужих глаз!
Касается ли это правило великих представительниц так называемого слабого пола? Женщин, преступивших границы роковой триады «киндер, кюхе, кирхе», в пределах которых издавна пытался их запереть маскулинный мир. И вообще – насколько важна гендерная принадлежность автора, когда мы пытаемся судить о его творчестве по гамбургскому счёту?
Об этом и ещё кое о чём – эти скромные заметки.
 
«Но, боже, как их замолчать заставить!»
 
В раннеромантический период газеты «КП-на-Дону», когда деревья были большими, а работа журналиста – почётной и увлекательной, я получила странное задание. Редактор Давид Быков попросил написать короткую рецензию на поэтический сборник – с тем, чтобы опубликовать её на последней полосе, где-то между кроссвордом и прогнозом погоды.

№ 9 (537) Читать
Владислав Кураш

Владислав Кураш

Последняя глава

Артюр Рембо
 
После разрыва с Полем Верленом он много путешествовал по свету, пока в конце концов не оказался в Восточной Африке. На какое-то время ему пришлось обосноваться в Хараре. Это был небольшой хорошо укреплённый город, расположенный в трёхстах пятидесяти километрах от Аденского залива. Через Харар проходил транзит абиссинских товаров, экспортируемых в Европу.
Там ему удалось устроиться на работу в местное отделение лионской фирмы «Мазеран, Вианне, Барде и компания», имевшей много факторий в Африке. Альфред Барде, возглавлявший это отделение, был членом Географического общества. Познакомившись с ним, Рембо решил стать первопроходцем и первооткрывателем неизвестных земель.
С этой целью он снарядил несколько коммерческих экспедиций в неисследованные районы Абиссинии. После чего составил отчёт, в котором подробно описал климат, флору и фауну Абиссинии, традиции, обычаи и обряды местных племён.

№ 8 (536) Читать
Николай Подрезов

Николай Подрезов

Амаркорд

Булочка-птичка с изюмными глазками
 
Что делать с этой памятью земною...
Н. Перстнёва
 
У окна он долго рассматривал ладошки, прислонил ручонку к стеклу, сжал пальчики – и радостно:
– Зина! Зина! И совсем не дырявые у меня ручки.
– Ну, конечно, это у меня никудышные очки, надо новые покупать. Давай скоренько обувай сандалики и пойдём, а то всё разберут.
Он любил ходить с Зиной в булочную. Любил смотреть на красивую витрину, продавщицу, в белом как снег фартучке и в такой же белой короне.
 
В магазине, как обычно, стал рассматривать выставленное в витрине. Перед Зиной в очереди со своей мамой стоял мальчишка чуть постарше его и, размазывая по щекам слезы, что-то канючил.
Продавщица, обращаясь к плаксе, проговорила:
– Посмотри, какой маленький мальчик, ничего не просит и не плачет.

№ 8 (536) Читать
Борис Юдин

Борис Юдин

Дамские сказки

Старая сказка
 

Обещает чёрт-те что кукушка.
Ведьма вяжет новую метлу.
На болоте мается лягушка:
Ждёт в веках летящую стрелу.
 
Отвернётся мордочкою к ивам,
Чтобы горечи не показать.
Трудно быть зелёной и красивой –
Это – не сказать, не рассказать.
 
За ночь станет мокрою подушка,
И шалит за окнами рассвет.
И живёт, и мается лягушка
Тысячи тягуче-долгих лет.
 
И мечтает о заветной встрече,
Усмиряя ожиданья дрожь.
– Где же ты живёшь, Иван-царевич?
Что, дурак, за счастьем не идёшь?
 
Ну, а он, кося подбитым глазом,
Плутоватый и с утра хмельной
Плачет о своей золотоглазой
За столом заплёванной пивной.
 
Пахнет ночь сосною и фиалкой.
Сом плеснул водою ледяной.
И царевне грустно: жаль русалку,
Что трепал за косы водяной.
 

 
Нищий король
 
В некотором царстве, в некотором государстве жил-был король.

№ 7 (535) Читать