Рубрика: Новый Монтень

Наталья Перстнёва

Наталья Перстнёва

Поцелуй

Зараза
 
Молчание, предполагаемое золотым цветком, вблизи выглядело распухшим на губах герпесом, оставалось ждать времени осыпания больных лепестков. Под которыми, быть может, сохранилась хоть одна серебряная капля.
Достаточно, чтобы проснулась река. Она вырастет и найдёт своё Синее море, понесёт по нему «Пинты» и «Ниньи», угадает по тоскливым крикам и холодному смеху соловьёв побережья, с первого поцелуя ветра вспомнит древнюю песню волны и ответит ему ликующим океанским штормом.
Ещё она вспомнит душное царство костей и червей, где родилась беспризорным ребёнком случая – несчастного или счастливого, но всё равно родилась, чтобы однажды уйти к солнцу и Синему морю и никогда не возвращаться. Это она знала наверняка, хотя черви ничего не могли рассказать ей о солнце, а кости о море, но то, что она больше не вернётся, было известно любому.

№ 6 (534) Читать
Алёна Цами

Алёна Цами

Зеркало и маленькая девочка

Зеркало и маленькая девочка
Как-то я сидела в своей комнате, слушая ветер за окном и стараясь подобрать слова для его песни. И вдруг послышался грохот, чей-то смех и шлёпанье босых ног на веранде. Я вышла, чтобы посмотреть. Рамы были открыты настежь, и ветер хозяйничал на веранде, наполняя её радостным настроением и запахом свежей зелени. Занавески всеми силами пытались сорваться со своих мест и умчаться в весёлом танце на свободу.
Я хотела закрыть рамы, но остановилась возле зеркала, висевшего на стене, чтобы собрать рассыпаемые ветром волосы. И то, что я увидела в зеркале, поразило меня ещё больше: по веранде бегала маленькая девочка в белых трусиках и с розовым бантом на голове. Она радостно смеялась, пытаясь поймать залетевшую птичку.
Пугаясь танцующих занавесок, не зная, что ей делать, птичка кружилась в пространстве зазеркалья и неожиданно села на моё плечо.

№ 6 (534) Читать
Марина Дырул

Марина Дырул

Вещий сон

Айва
 
Она уснула на рассвете, но то был не сон, а забытьё. Устала, отчаялась. Васуню в селе любили. Красивой была она: высокая, статная, с глазами цвета весеннего неба. Вьющиеся волосы её были ржаво-рыжими, как колосья пшеницы в конце лета. И лицо фарфоровой белизны. Но в глазах её стыла невысказанная печаль, и потому даже улыбка Васуни казалась слезинкой, стекающей по мелким, едва заметным морщинкам на щеках. И все знали, почему так грустна она, ведь такое горе выпало ей пережить: похоронила троих детей, и сейчас её младшенький, Ионел, уходил от неё той же чёрной дорогой. «Спаси и помилуй нас, грешных, господи, не отнимай у меня мою кровиночку», – сотни раз произносила она это заклинание и вслух, и мысленно.
И мерещилось ей, что под окнами остановилась старая подвода с тем же возницей Михой, – та самая, что увезла от неё навсегда троих детей.

№ 5 (533) Читать
Владимир Узланер

Владимир Узланер

Два поэта

Постаревший Адам. Вместо эпиграфа
 
Мы мчимся по широкой реке жизни, оставляя за собой города и страны.
В каждом городе, в каждой стране мы оставляем улицы, дома и квартиры, в них – память о прочитанных книгах, о людях – знакомых и незнакомых, близких и далёких.
Возвращаясь в пристанища прошлых жизней через двадцать, а то и через тридцать лет, мы думаем, что сейчас излечимся от ностальгии, что нас встретят такие же молодые и задорные друзья, такие же дома и улицы, парки и скульптуры.
От ностальгии мы излечиваемся, но как-то совсем не в ту сторону, я бы сказал – в совершенно противоположном направлении.
Те из друзей, кто пережил все те перипетии в судьбе твоей бывшей родины, которых ты избежал, – постарели не на двадцать лет, а на все сорок.
Они удивляют тебя не только старческими ужимками, другим ходом мыслей, но и возгласами по отношению к тебе: «Как ты, брат, сильно постарел!»
А тебе кажется, что нет.

№ 4 (532) Читать
Игорь Терехов

Игорь Терехов

Страницы прошлого листая

Старые перчатки
 
Зимой мой дед носил коричневые шерстяные перчатки. Они напоминали хлопчатобумажные носки, которые я, воспитанник века эластика, инстинктивно презирал.  И всегда злился, когда зимой в морозы дед предлагал мне надеть его перчатки взамен моих кожаных «на рыбьем меху».
Прошло десять лет. Дед умер. Однажды я куда-то торопился и, не найдя своих перчаток, – все тех же, «на рыбьем меху», но уже не единожды заштопанных, – сунул в карман старые дедовские перчатки. И на улице, посреди необычно холодной для нашей местности зимы, почувствовал, что рукам непривычно тепло.
Позже у этих перчаток обнаружилось ещё одно достоинство: ими было удобно растирать замерзающие на морозе уши и нос. Впервые поднеся перчатку к лицу, я почувствовал чуть различимый знакомый запах. Так пахло от деда, когда, лаская, он прижимал меня к себе.

№ 3 (531) Читать
Юлия Бочарова

Юлия Бочарова

Рассказы-миниатюры

Нам на следующей
 
– Нам на следующей, приготовься, – сказал отец и покачнулся, потому что автобус резко повернул на светофоре.
Был уже вечер, и отец вёз Ларочку домой, к маме. Он взял дочку с утра на целый день, возил её в зоопарк и на карусели, в кафе, где они ели пиццу с ветчиной и ананасами. И спрашивал каждый раз:
– Тебе нравится? Всё в порядке?
Ларочка кивала и вежливо улыбалась:
– Да, спасибо.
Это единственное, что девочка могла ему сказать.
Вообще встреча проходила напряжённо. Девочка не видела отца уже два месяца, с того момента, как он поругался с мамой и уехал к своим родственникам в Новосибирск. Для Лары это звучало как «в другую галактику». Мама ни разу не отпускала её так далеко, даже летом, когда детский сад закрывался, и приходилось сидеть весь день дома или ездить с мамой на работу.

№ 2 (530) Читать
Александр Ангел

Александр Ангел

Своя ноша

Лампа накаливания
1.
Я разделил с тобой всё, начиная с того вечера.
Ты вернулся в комнату после долгого отсутствия. Для меня сразу стало очевидно, что ты умер. Скорее, не ты вернулся, а тебя вернули нам.
Занёс тебя в комнату и уложил на кровать. При себе у тебя ничего не было, кроме красивого похоронного костюма чёрного цвета, надетого на тебя.
 
2.
Что же мне с тобой делать?
Раз ты здесь, то ответственность за тебя должен взять я. Но может, стоит…
Позову управляющего, пусть спустится и решит, что с тобой делать.
Пришлось очень долго просить и уговаривать управляющего снизойти до нас. Он неохотно согласился и своей тихой, как будто вечно крадущейся, поступью вплыл в комнату.
Я всё рассказал ему, во всех подробностях. Кажется, так торопился, что запыхался.
Управляющий очень серьёзно отнёсся к моим словам.

№ 1 (529) Читать
Сергей Кузнечихин

Сергей Кузнечихин

Особая каста

Медаль
 
Заглянул в книжный магазин и увидел на прилавке сборник Николая Клюева, а денег с собой не было. До работы ехать далеко, до дома – ещё дальше. Просить, чтобы оставили на денёк, очень рискованно. Клюева не издавали с тридцатых годов. Если бы продавщица знала, кто он такой, сразу бы определила под прилавок. Надо было срочно выкупать. Вспомнил, что через улицу работает знакомый. Повезло. Оказался на месте. При деньгах. И книга дождалась.
На другой день с утра явился на работу, сдал отчет по командировке, получил зарплату и поехал отдавать долг. Кредитор был не из близких друзей, довольно-таки щепетильный, если не сказать, занудный, так что злоупотреблять доверием было нежелательно. Расплатился и с лёгким сердцем решил попить пивка. Полтора месяца проторчал в командировке, где пива не было и было не до пива, к такому празднику и рыбки из дома прихватил.

№ 1 (529) Читать
Вячеслав Лобачёв

Вячеслав Лобачёв

Родом из СССР (часть 8)

Начало см. в №-№ 457, 458, 459, 502, 503, 504, 526)
 
Заметки с натуры
 
Вокруг нас происходит масса всего интересного. Только всегда ли мы замечаем это? Подумаешь – две вороны спереди и сзади напали на кошку и отнимают у неё добытый с таким трудом завтрак. Можно пройти мимо и не заметить борьбы кошки с птицами, а можно потратить несколько минут и узнать, чем всё это закончится.
Много сюрпризов готовит нам природа. Даже обычная прогулка по лесу может порадовать неожиданными открытиями. Найти необычной формы сучок, и то – открытие.
Что же тогда говорить о природе человеческих отношений? Она настолько разнообразна и настолько удивительна, что невозможно предугадать её дальнейшее поведение. И вообще, надо ли угадывать? Жизнь тем и прекрасна, что никогда не знаешь, куда тебя выведет кривая.
 
КСП
 
Есть предчувствие, что поколение, родившиеся в этом веке, вряд ли знает, как расшифровывается эта аббревиатура, а если и знает, то весьма смутно представляет, что это такое.

№ 35 (527) Читать
Вячеслав Лобачёв

Вячеслав Лобачёв

Родом из СССР (часть 7)

Начало см. в №-№ 457, 458, 459, 502, 503, 504)
 
Свет московских окон
 
Уготовила мне судьба родиться в Москве. Что уж тут поделаешь? Если отец, дед, прадед, прапрадед… – до седьмого колена прослеживается цепочка – родом из Первопрестольной. И виноваты в этом, конечно, мои родители. А кто же ещё? И потом, я ведь должен хоть где-то родиться? Или я не прав? Это обстоятельство удалось осознать только в зрелом возрасте.
Как можно не любить город, в котором родился? И куда бы ни забрасывала меня судьба, сколько дней, месяцев, лет ни приходилось отсутствовать в столице, всё равно тянуло домой – в Москву.
Здесь я предлагаю серию коротких рассказов, так или иначе связанных с Москвой и москвичами. Эти истории нигде не были опубликованы, в них нет глобальных событий, и упомянутые в них личности интересны сами по себе своим существованием.

№ 34 (526) Читать
Эльдар Ахадов

Эльдар Ахадов

А была ли дуэль дуэлью?

Никакой дуэли между Пушкиным и Дантесом в 1837 году не было. Возможно, вы удивляетесь моему утверждению, но это правда. Как известно, Пушкин в январе 1837 года не вызывал Дантеса на дуэль. Более того, он вообще никого на дуэль не вызывал. Дантес Пушкина тоже не вызывал на дуэль. Ни тогда, ни раньше. Вообще никогда. Дуэльный вызов исходил от голландского посланника барона Геккерна. Но сам Геккерн никакого личного участия в поединке не принимал.
Обратимся к самым уважаемым словарям, определяющим понятие слова «дуэль».
Толковый словарь Даля: «Дуэль – единоборство, поединок; вообще принято называть дуэлью условный поединок, с известными уже обрядами, по вызову».
Толковый словарь русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова (1935 – 1940): «Дуэль, и, ж. [фр. duel]. Поединок, происходящий по определенным правилам, сражение между двумя противниками по вызову одного из них».

№ 33 (525) Читать
Сергей Смирнов

Сергей Смирнов

«Русский космизм» Анны Долгаревой

Постскриптум к конкурсной подборке
 
Мы, русские, долго запрягаем, но быстро едем. Так, мысль написать эссе о подборке победительницы VII Международного поэтического конкурса «45-й калибр» им. Георгия Яропольского Анне Долгаревой возникла у меня ещё в процессе судейства, оценки стихов конкурсантов, когда я поставил Анне высший балл и был впоследствии несказанно рад её победе. А берусь за написание только сейчас, в ноябре года двадцатого, високосного и коронавирусного. (Текст подборки можно найти в именном списке принятых на конкурс работ).  
Прежде всего я отметил в подборке цельность концепции, единство в разнообразии подходов к теме и способов её раскрытия. А тема представляется мне навеянной идеями «русского космизма», воплощёнными в трудах Николая Фёдорова, Константина Циолковского, Владимира Вернадского и в практике советской космонавтики, связанной прежде всего с именами Сергея Королёва и Юрия Гагарина.

№ 33 (525) Читать