Рубрика: Новый Монтень

Наталья Гринберг

Наталья Гринберг

Ураган

Одноактная пьеса
 
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
MAША: интеллигентная женщина лет 50.
МИША: её муж, энергичный мужчина лет 50.
РОЗА: соседка Миши и Маши, предпочтительно худенькая женщина лет 80, бывшая узница фашистского концентрационного лагеря.
АЛЬБЕРТ, МУЖ РОЗЫ: сосед Миши и Маши, хорошо сохранившийся мужчина лет 80, бывший узник фашистского концентрационного лагеря.
ГЕНРИ ГОЛЬДФАРБ: сосед всех предыдущих действующих лиц. Сгорбленный мужчина около 100 лет, бывший узник фашистского концентрационного лагеря.
Действие происходит в начале 10-х годов ХХI века в районе большого Майами, штат Флорида, в квартире с огромным окном, в многоэтажном доме прямо на океане. Сцена разделена на основную и меньшую, вспомогательную.
СЦЕНА I
МАША стоит на вспомогательной сцене
МАША (задумывается. Обращаясь к зрителям, без пафоса).

№ 9 (465) Читать
София Никитина

София Никитина

О людях и... флаконах

Два петля
 
Моя замечательная бабушка больше всего на свете боялась того, что я стану портнихой. Бабушка, надо сказать, боялась многого: боялась, что я буду косоглазая, потому что я умела видеть даже то, что происходит у меня за спиной – особенность моего любопытства творила чудеса.
Боялась, что меня просквозит, что я сломаю ногу, бегая на десятках в лапте, что меня похитят разбойники. Хотя, я думаю, что они бы меня сразу же вернули и доплатили бы ещё, как у О. Генри.
Но от перспективы портняжного моего будущего её просто кидало в дрожь! А кругом, как назло, жили одни портнихи! Наша соседка, тётя Маша – портниха. Наверху, над нами – мама моей лучшей подружки Томуси – портниха.
И целыми днями стрекотание швейной машинки, шуршание кальки, крой материи, примерки, полулегальные клиенты, тяжеленный маленький чугунный портняжный утюг.

№ 8 (464) Читать
Григорий Трестман

Григорий Трестман

О книге Виктора Голкова «Перекрёсток ноль»

Петь не могу!
Это воспой!
М. Цветаева
 
Непереносимая мука, пограничное состояние между немотой и прозрением, атмосфера, сжавшаяся в точку, когда не осталось места ни вдоху, ни выдоху, – вот изначальные координаты поэзии Виктора Голкова. Его поэтическая жизнь начинается там, где другие формы жизни отмирают. Но даже в этой ситуации Виктор Голков придаёт эмоциональному выплеску Марины Цветаевой (см. эпиграф) эпическое дыхание:
 

Не пишется – такая пустота.
Кромешный зной, последняя черта.
И рокового времени приметы,
кровавый бред впитавшие газеты.
Готов ли к смерти? К жизни не готов,
и снится мне ночами Кишинёв…
 
Он весь ‒ родом из детства. Но не ностальгия придаёт ему силы, чтобы достойно тащить себя через все препоны навалившейся реальности, ‒ скорее, силы детства питают ностальгию:
 

И стоишь, как Гулливер
персонаж из детской книжки,
бывший юный пионер,
задыхаясь от одышки.

№ 8 (464) Читать
Александр Брунько

Александр Брунько

Как светел мир!

Письма Александра Брунько Александру Иванникову и Татьяне Крещенской
 
Письма ушедшего времени. Первое датируется мартом 1976 года, последнее – декабрём 1991. В начале переписки автору было 28, его адресатам ещё меньше. Молодость... Надежды, казавшиеся вполне реальными. Но на заднем плане, то приближаясь впритык, то отступая на пару шагов, неотступно маячит «алкогольный соблазн», с которым Брунько поначалу играет в кошки-мышки, не вполне отдавая себе отчёт, что вскоре будет съеден с потрохами. Но это завтра... А сегодня можно говорить с любимыми друзьями о жизни и поэзии, не отделяя одно от другого. Знать, что искусство ничего не поправит – и всё-таки надеяться на это.
В письмах стихи. Разные. Некоторые стоят вровень с лучшими, некоторые пишутся только для поддержания формы.

№ 7 (463) Читать
Мария Бушуева

Мария Бушуева

Время, проходящее через нас

Ностальгические мотивы поэзии «Кочевья»
Кочевье. – Составитель Т.Ивлева. – Киев: Каяла, СПб.: Алетейя, 2018 – 416 с.
 
Обычно концепцию сборника стихов, прозы или публицистики определяет составитель (составители). Данная антология, на мой взгляд, – не исключение. В названии, аннотации и подборке стихов самой Татьяны Ивлевой главная тема задана – кочевье, добровольное или вынужденное – и, так сказать, ментальная проекция реальной темы: кочевье как современный культурологический феномен. Соответственен и подбор авторов: «В предлагаемом сборнике собрано творчество авторов, вышедших из одного ментального пространства, обозначенного русским языком, – ныне живущих в разных уголках мира». В число этих «разных уголков» вошли: Москва (Лера Мурашова, Элла Крылова и другие авторы из Белокаменной)…

№ 6 (462) Читать
Владимир Редин

Владимир Редин

Тень

Он рассказывал:
Это выяснилось осенью, под вечер, когда жёлтый холодный слизняк-солнце быстро сползает по стеклу небосклона. Тихон стоял спиной к светилу, но от него не падала тень. Там, где она должна быть, земля была освещена. Он поднял руку и помахал ей над головой. Пусто. Подошёл к стене дома, в которую упирались солнечные лучи, безрезультатно, тени не было.
 
Мы заинтересовано устроились поудобнее на своих местах, и слушали. Жаркий летний день обещал неспешную вялость отдыха.
 
Мучимый сознанием абсурдности ситуации, Тихон впал в состояние анабиоза. То есть он существовал, но его не было, потому как реальный объект под названием тело Тихона не воспринимался солнцем в качестве преграды, что присуще даже пьяному забору простодушного соседа. К нему и отправился Тихон. К соседу. Мимо отбрасывающего тень забора.

№ 5 (461) Читать
Элла Крылова

Элла Крылова

Дорожные байки

Тысяча девятьсот восемьдесят третий год Мне шестнадцать лет. Я завсегдатай подмосковных слётов КСП – клуба самодеятельной песни, ‒ на которые (слёты) я предпочитаю приезжать с последней электричкой, то есть поздно ночью. В рюкзаке палатка и спальник, под мышкой гитара. Идти одной по ночному лесу – наслаждение, известное только японцу, который делает себе харакири. Нет, гораздо мягче: томление Людмилы в замке Черномора, где ко всему прочему ещё и выключили свет. Зато как радостно бьётся сердце, когда возникают наконец маячки костров, вокруг которых на брёвнах сидит небритый подвыпивший люд, поющий Галича, Высоцкого, Окуджаву.
Моя двоюродная сестра Татьяна (кличка Ведьма, пятью годами старше меня), которая и подарила мне счастье приобщения к «лесному братству», как-то вдруг предложила мне «смотаться в Крым».

№ 4 (460) Читать
Вячеслав Лобачёв

Вячеслав Лобачёв

Родом из СССР (часть 3)

Окончание
 
Начало в №37 (457)
Продолжение в №38 (458)
 
Засада на Рублёвском шоссе
 
В июне 1961 года со мной произошла история, о которой до сих пор вспоминаю с некоторым содроганием. А дело было так. У моих родителей не было дачи, и они каждое лето снимали дом в разных уголках Подмосковья. В тот год поселились мы в деревне Черепаново рядом с только что построенной кольцевой дорогой и Рублёвским шоссе (сейчас на месте бывшей деревни возвели Кардиологический центр).
 
И вот как-то приехали в деревню цыгане-тряпичники. Тогда это было сплошь и рядом, и шёл, что называется, самый настоящий бартер. За сданные тряпки, кость, макулатуру цыгане одаривали население швейными иглами, хозяйственным мылом, наборами пуговиц…. Были, конечно, и игрушки: китайские шарики, пластмассовые куколки, свистульки. Был и суперприз – самый настоящий оловянный пугач.

№ 3 (459) Читать
Вячеслав Лобачёв

Вячеслав Лобачёв

Родом из СССР (часть 2)

Продолжение
 
Начало в №37 (457)
 
Приключения на дорогах
 

У меня никогда не было, нет, и не будет автомобиля. Это – не моё. Я и автомобиль не совместимые понятия. Меня два раза пытались научить водить машину. Первый раз была сделана попытка оседлать дядину легковушку «Москвич-408». Я перепутал педали тормоза и газа. В результате, нажав на газ, врезался в угол забора, разбил бампер.
Второй раз мне предложили научиться управлять автомобилем «ГАЗ-66» уже в армии. Поехал, даже понравилось. Однако, когда начал переключать скорости, выдернул из коробки передач рукоять управления. За внеплановый ремонт автомобиля получил два наряда вне очереди.
Зато пришлось два года сидеть за рычагами трактора «С-100», научился управлять моторной лодкой и мотоциклом, освоил бензопилу. И даже, 20 минут, находясь в кресле второго пилота, самостоятельно вёл самолёт «Ан-2».

№ 2 (458) Читать
Вячеслав Лобачёв

Вячеслав Лобачёв

Родом из СССР (часть 1)

Были и небыли

Судьбой уготовано каждому человеку родиться в определённом месте и в определённое время. Так уж случилось, что я появился на свет в Советском Союзе, и так давно, что во время первомайских демонстраций, сидя на плечах у деда, видел живого Сталина.
Да, СССР – это моя родина. Увы, современные писаки частенько на все лады оплёвывают страну Советов, и я с возмущением читаю их нелепицы. Действительно, было всякое: и хорошее, и плохое. И, честное слово, больше хорошего. Как можно хаять свою родину?
Мне пришлось работать в геофизических экспедициях, снимать документальные фильмы, трудиться в редакциях федеральной прессы…. Много времени проводил в командировках, объездил практически весь Союз.
В записных книжках сохранилась масса историй, которые случались со мной, либо с моими знакомыми; эти тексты по разным причинам не были опубликованы.

№ 1 (457) Читать
Александр Балтин

Александр Балтин

Нежный космос Николая Старшинова

Ночная пора... Власть мудрой ночи, тишины, из какой растут стихи, преодолевая незримые барьеры времени, и, сами неся в себе кванты добра, вовсе не обеспокоенные наличием добра материального:
 

А мне теперь всего желанней
Ночная поздняя пора.
Я сплю в нетопленном чулане,
В котором не хранят добра.
 
Чувство времени, как чувство природы – и то, и то ярко проявлены в стихах Старшинова, как например:
 

А мы позабыли на даче,
Что осень уже на дворе:
Как полдень июля, горячей
Была эта ночь в октябре.
 
И в природу вписана любовь – или она и создана ею: столь огромной, что не вместит людское миропонимание? Или любовь и есть код всеобщности, всё объясняющий? но стихотворение, продолжаясь мускулисто и лаконично, даёт представление о виртуозном владение поэтом поэтической эмоцией:
 

И губы с губами встречались,
И руки – твои и мои.

№ 36 (456) Читать
Светлана Замлелова

Светлана Замлелова

Сторожка

Единственный в городе троллейбусный парк разделён на два участка. И на каждом есть свои ворота, своя будка со сторожем и свои псы-приблуды – разномастные, разновеликие, каждый со своей особенной судьбой. На первом участке – ближайшем к шоссе – ночуют троллейбусы, покорно свесившие рога и готовые хоть с рассветом нестись, подпрыгивая, куда угодно. На дальнем от шоссе участке хранится автомобильный хлам, и водителям городского автопарка позволено приходить сюда по запчасти. Но охотников до хлама, среди которого обосновались два пса, не так уж и много. Вот почему фонари над этим кладбищем созданий рук человеческих зажигаются нечасто.

Осенними ночами под окном дальней сторожки разлита чернильная тьма. Правда, там, где, словно кони в стойле, дремлют троллейбусы, всегда горит фонарь. Но свет его похож на свет далёкой звезды, лучи которой не доходят до земли, растворяясь в ночном сумраке.

№ 36 (456) Читать

Свободный поиск

Головоломка Шестнадцать

головоломка Шестнадцать

crossword.nalench.com