Рубрика: Новый Монтень

 Елена Адинцова / Виктория Семибратская

Елена Адинцова / Виктория Семибратская

Катюша

1.
Иван Кузнецов отложил в сторону мел и щёточку. Начищенные медали и латунная пряжка на ремне горели зеркалом, поймавшим солнечный луч. Офицер окинул придирчивым взглядом парадную форму и, не найдя в ней изъяна, подошёл к окну. Распахнул скрипучую створку и выглянул на улицу. Холодный ноябрьский воздух ворвался в комнату, наполнил её чужими запахами и звуками.
Сегодня ровно полгода, как я застрял в этом пряничном австрийском городке, отметил про себя Иван, так и не дошёл до Берлина, зато дожил до Победы. А это уже немало. Мысли мелькали отрывками, затеняя волнение, охватившее мужчину.
Где же носит этого мальчишку? Между пшеничными бровями пролегли две глубокие бороздки. Неужели что-то случилось? Ну не мог Люка опоздать в такой день. Праздничный концерт в Доме офицеров – событие нерядовое. Сколько времени репетировали, и что теперь? Иван бросил взгляд в угол комнаты, где на венском стуле стоял трофейный аккордеон, и вспомнил день знакомства с маленьким артистом.

№ 23 (587) Читать
Ольга Грушевская

Ольга Грушевская

Фарфоровая статуэтка

По дороге с работы домой он часто заходил в маленький антикварный магазин.
Чего там только не было! Покрытые пылью старые книги в кожаных переплётах, бронзовые подсвечники, тяжёлые люстры, с цветочным орнаментом сервизы известных немецких мануфактур, серебряные монеты из разных стран, фужеры, подстаканники, пепельницы и множество фарфоровых статуэток дам, кавалеров, садовниц, собачек и птичек. Но больше всего его привлекали монеты и старинное оружие, они хранили в себе историю и рассказывали о былом величии человечества. Когда-то он покинул родные земли и, тоскуя, невольно старался выискать в этой старой антикварной лавке нечто для себя особое, что напоминало бы о родных и родине.
Небольшую женскую статуэтку он поначалу не заметил – маленькая, ничем особым не выделяющаяся, она была неприметной среди множества других.

№ 22 (586) Читать
Вячеслав Харченко

Вячеслав Харченко

Почему я не женился на Алёне Полоуховой

Шейка-бедра
 
Восьмидесятилетняя Зина каждое утро ходит на рынок. Её кошка пьёт только парное молоко утренней дойки. Когда Зина в цветастом татарском халате проходит мимо нас с котом, то каждый раз просовывает сухие артритные пальчики сквозь рабицу и пытается погладить моего кота, спрашивая, кот это или кошка. Я отвечаю, что кот, но Зина каждое утро заново спрашивает, кот это или кошка.
В январе в Южном городе после длительных дождей резко похолодало, сначала ударил мороз, а потом выпал снег, предательски припорошив лёд.
Зина шла за парным молоком своей кошке, поскользнулась и упала, что-то хрустнуло в бедре, я сидел у окна и увидел, как она лежит у гаража и не может встать.
Сбежались соседи, вышел и я. Зину не могли поднять. Кто-то вынес стул. Пока ехала скорая, Зина сидела на стуле.
Потом бравые плечистые санитары водрузили Зину на носилки и засунули в скорую.

№ 21 (585) Читать
Анатолий Афонин

Анатолий Афонин

Вадим Вадимович

Вадим Вадимович был человеком технического склада. Пользоваться компьютером он научился довольно легко. В Интернете ориентировался как у себя дома. Новая модель мобильного телефона не представляла для него сложности, и осваивал он её без помощи инструкций. Здесь ему помогали необыкновенное чутье и прямо-таки нечеловеческая интуиция. Все эти способности вызывали у окружающих неподдельное удивление и даже восхищение, что, в свою очередь, удивляло Вадима Вадимовича. «Что же здесь необычного? Это же так просто!» – думал он в таких случаях. И ещё его удивляла реакция незнакомых, а особенно знакомых, на его имя.
– Вадим Вадимович! – неизменно представлялся он, чем вызывал улыбку, а иногда и смех. Ну, тех, кто его видел впервые, ещё можно было понять. Но как понять тех, кто его хорошо знал? Это его: «Вадим Вадимович!» – иногда просто заставляло их взрываться от смеха.

№ 20 (584) Читать
Игорь Бурдонов

Игорь Бурдонов

Под луной

Помни всё время о целом
 
«Помни всё время о целом», – твердил ученик слова Учителя. Твердил, твердил, но никак не мог понять: какое такое целое? почему о нём нужно помнить? что будет, если вдруг на какое-то время забудешь?
Вечерело. Над Поднебесной взошла вечерняя луна. Она отражалась в водах реки Сышуй, у которой четыре русла. С реки возвращались по тропинке рыбаки, несли сети и пели песню. Шумел тростник.
Ученик повернул обратно. Он старался думать о целом, о времени, о памяти, но мысли его никак не могли соединиться вместе и разлетались в разные стороны, подобно весенним птицам над свежевспаханным полем. Когда сегодня ученик пришёл к Учителю и принёс ему связку сушёного мяса и кувшин старого вина, Учитель обрадовался, пригласил ученика к столу, велел разлить вино по кубкам и только потом, когда они выпили и съели по кусочку мяса, стал говорить свои мудрые речи.

№ 19 (583) Читать
Эсфирь Коблер

Эсфирь Коблер

Записки старого пса

Из рассказа «Человек и голуби»
Вместо предисловия
И тогда в моём доме появились они. Кошка Дашка и пёс Ким, или Кимыч, как прозвали его во дворе.
Мне казалось, что я выплакала все слёзы, что теперь в моей пустой и разорённой квартире невозможно будет смеяться. Я приходила с работы, а работала я через силу – в начале 90‑х приходилось не только преподавать, но и чужие полы мыть и чужое бельё гладить. Я приходила с работы и падала на кровать. Тут же два мокрых носа появлялись рядом. Кошечка, бело‑розовая, с палевыми пятнами, ложилась на меня, прямо на сердце, а пёс, большой, тоже белый, но с тёмной мордой и тёмными пятнами на голове и у хвоста, укладывался обязательно под левый бок. Прогнать их было невозможно никакими силами. А через некоторое время я стала замечать, что сердечные приступы проходят, что я даже понемногу начинаю улыбаться, что с дочерью мы реже ссоримся.

№ 18 (582) Читать
Игорь Терехов

Игорь Терехов

Встреча с Мандельштамом

Посвящается Ирине Силецкой – душе литературного
фестиваля «Славянские традиции»
 
Когда приезжали статусные гости и не хватало спальных мест, его выселяли из комнаты. Поэт, задира, пересмешник, странник по мировой культуре, он никогда не имел денег и вещей. Впервые собственные книги заведутся у него чуть ли не к концу жизни, в писательской квартире в Нащокинском переулке. По свидетельству Ахматовой, это будут главным образом старинные издания итальянских поэтов (Данте, Петрарка).
А тогда, в Коктебеле, когда его выселяли из комнаты, он попадал в рай – огромную библиотеку Макса Волошина. В его кабинете, по стенам и на антресолях, на полках тысячи книг. Не говоря уже о привезённых из Парижа японских гравюрах, египетских статуэтках, бюстах, крымских камнях и других природных диковинах. Тут же картины самого Макса и его друзей-художников, того же Диего Риверы.

№ 17 (581) Читать
Евгения Серенко

Евгения Серенко

Голубка

Вы собирали когда-нибудь фотографии артистов?
Да нет, где вам... вы молодые. У вас Интернет.
А мы собирали. Вставляли их в альбомы, обменивались лишними, караулили у киосков «Союзпечати» – вдруг привезут новые? Да ещё если цветные...
– Девочки! На Привокзальной Ивашова выбросили!
– Владимира? – Ларка захлопнула учебник и вскочила с парты. – Того самого?
– А какого же? Сейчас налетят! А мы тут сиди, историчку слушай! А потом ещё классный час...
Расстроенная Ларка села за парту и закрыла руками глаза. Вот невезуха! Сиди тут, слушай историчку, а там, на Привокзальной... Разберут ведь! Как пить дать разберут...
– Что-то я не понял, – Валька остановился около её парты, – кого выбросили?
– Ивашова.
– Какого Ивашова?
– Как какого? Того самого, из «Баллады о солдате».
– И что, так и лежит там, на Привокзальной?
– Откуда я знаю? Хорошо, если лежит.

№ 15 (579) Читать
Александр Ралот

Александр Ралот

О героях былых времён…

Кто вы господин-товарищ Кропоткин?
 
Знаете что я не люблю больше всего? Нет, не манную кашу. Её я тоже терпеть не могу с самого раннего детства. Несмотря на то, этой крупы, нужной младому человечеству, я работая мельником, изготовил если уж не с гору Эверест, то уж точно размером с наш Фишт*.  Не люблю, когда супруга стоит за спиной и смотрит, что и сколько я укладываю в чемодан, время от времени молча протягивая «очень нужную» в поездке «тряпочку».
– Дорогая. Ну, как ты не поймёшь, мы с внуком Тимофеем не на Северный Полюс отправляюсь, а в город Кропоткин, цивилизованный районный центр нашего края.
Жена, вздыхая, уходит, чтобы на кухне пересчитать количество бутербродов, которые её мужчины просто обязаны взять с собой в дорогу.
Но свято место пусто не бывает. Тимоха, встал на цыпочки и шёпотом произнёс:
– В инете нашёл инфу, что город, в который мы едем, назван в честь настоящего князя из старинного рода! И он потомок самого Рюрика.

№ 14 (578) Читать
Татьяна Воронова

Татьяна Воронова

Живое полотно

Маленький граф, держась за руку немолодой женщины, вошёл в одну из отдалённых комнат замка. Он ещё ни разу тут не был.
Комната выходила окнами на юг и явно была нежилой: здесь не было никакой мебели, кроме пары небольших кушеток для сидения; но в воздухе не чувствовалось затхлости и пыли – вероятно, убирать и проветривать в комнате не забывали.
Но самым главным – и самым интересным – были вытканные картины, развешанные по стенам (ковры это были или гобелены – мальчик не знал).
Маленький граф тотчас отпустил руку своей провожатой и медленно, как заворожённый, пошёл по комнате, то и дело останавливаясь и жадно вглядываясь в каждое нитяное изображение. Женщина присела на кушетку под окном. Со стороны могло показаться, будто она не разделяет интерес мальчугана к картинам, – но более внимательный взгляд быстро бы понял, что она просто видит их не в первый раз, а впечатления маленького спутника для неё гораздо важнее.

№ 13 (577) Читать
Игорь Терехов

Игорь Терехов

Судьба поэта на изломе века

Сын сельского кузнеца и медсестры, он стал городским жителем, интеллигентом. В молодости работал на шахтах Подмосковья и Донбасса. Окончил Тульский политехнический институт, был электронщиком, программистом, заведующим лабораторией в родном институте.
Но с детства мальчишку пленили родная речь, отечественная история, красота окружающей его природы и потрясающий мир русской поэзии. В 1962 году он – ученик 7-го класса – стал победителем Тульского городского конкурса на лучшее стихотворение о космосе в честь первой годовщины полёта Юрия Гагарина. Затем были первые публикации в областной и всесоюзной периодике, участие в совещаниях молодых писателей, коллективных сборниках. Первая авторская поэтическая книга Валерия Савостьянова «Календарь» вышла в Туле в 1984 году. До 1991 года он выпустил четыре поэтических сборника, причём два из них – в московском издательстве «Современник», что было уже серьёзной заявкой на собственное место в литературном строю.

№ 12 (576) Читать
Мария Бушуева

Мария Бушуева

Горсть песка

Антон Антонович Свистунов бродил по пустынному пляжу Судака. Ему нравились поздние вечерние часы у моря,  и даже не из-за поэтической дымки в душѐ, колышущейся в такт уже потемневшим волнам и сразу тающей, едва Свистунов возвращался в пансионат, а ради одинокого плаванья на спине: своё тело у него исчезало, а глаза смотрели в небо – и дробный свет Луны вдруг высвечивал в небе искру мелькнувшей рыбины…
«Что есть жизнь, – тогда медленно думалось ему, – так, перо чайки на воде, лунный блик, горсть песка: был ли я… был…»
Сейчас ещё не стемнело. Море едва колыхалось. Штиль.
Свистунов, наклонившись, поднял кем-то забытую на песке книгу. Вполне возможно, неизвестный прервал чтение как раз на той странице, что оставалась открытой.
Это оказался учебник.
«Митоз, – прочитал Свистунов, – непрямое деление, основной способ деления эукариотических клеток».

№ 11 (575) Читать