Наталья Старцева

Наталья Старцева

Новый Монтень № 19 (511) от 1 июля 2020 г.

Высшее присутствие

Из главы «Ангел как риэлтор, кадровик и психолог»

 

Круиз по Ургалу

 

Жизнь могла оборваться в самом начале. В нежном шестилетнем возрасте я жила с родителями на севере Хабаровского края в посёлке Средний Ургал. В одной комнате деревянного домика помещались мы, в другой семья заместителя редактора районной газеты Аркадия Пасынкова, подчинённого моего отца. Там имелся мой ровесник и друг Вова.

Почему в день, который я вспоминаю, мы с ним не были в детском саду, не знаю. День рабочий, судя по тому, что ни моих, ни Володькиных родителей дома не наблюдалось. Свободные как ветер, мы с товарищем пошли на речку Ургал, это приток бешеной Буреи, по нраву такой же стремительный и беспощадный. Володька по пути подобрал валявшийся шест, и очень скоро мы нашли ему применение, потому как к столбику на берегу был привязан маленький плотик, примерно полтора на полтора метра. Видимо, с него зачерпывали воду.

Мы решили отправиться в путешествие. Ступили на плотик, я держала шест, а Вова отвязал плот, взял шест и оттолкнулся. Через секунды мы неслись в сумасшедшем потоке, стараясь удерживать равновесие, на траверзе у нас были высокие скалы, об них бились ослепительные громадные буруны. Оставалось, может быть, две-три минуты жизни. Шест смыло волной, да мы и не справились бы с силой реки...

Откуда ни возьмись на пустынном берегу показался мужчина, он что-то крикнул нам и бросился в воду. Я не помню, как он плыл, как схватил плот, как вытащил нас на сушу. Помню, что он крепко, по-отцовски, отшлёпал обоих и что-то грозное рычал.

Посёлок Средний Ургал небольшой, но ни я, ни Володька этого человека больше не встречали. Может быть, мы его просто не узнавали, так как в момент встречи было не до знакомства. Допускаю, что то был Ангел. Возможно, персонально мой ангел или Володькин. Не всем так везёт: когда мы переехали в новый районный центр Чегдомын, утонула мать наших китайских соучеников, живших под нами, на первом этаже деревянной двухэтажки. Она переплывала в лодке Бурею. Пятерых детей растил высокий сухой отец, он никогда не улыбался. Жаль, что у его жены, скорее всего, не было такого ангела, как у нас с Володькой.

 

Места встреч изменить нельзя

 

Однажды летом примерно 1970 года мне требовалось из Багаевской станицы, где я работала в районной газете, съездить в Новочеркасск. Было не так, что села в автобус и поехала, а целая экспедиция. Вначале надо переправиться через Дон (казаки говорят «перправиться»), затем неизвестное время ждать автобуса, учитывая, что расписание вещь логике не подвластная. Потом из последних сил карбюратора тянуться в гору, надолго останавливаясь в хуторах.

«Перправившись» через Дон-батюшку, я увидела на скамейке, символе остановки транспорта, добравшуюся сюда раньше женщину. Возможно, она с правого берега, и паром ей не потребовался. Слово за слово, оказалось, что она приехала к родне откуда-то из Сибири.

С высоченных тополей мягко срывался пух; сверкали под солнцем и ветром гребешки прибоя, как огромная стиральная доска. Всё было хорошо, но почему-то я чувствовала беспокойство, какой-то неоформленный вопрос. Показалось, что где-то видела эту женщину и больше чем видела, какое-то отношение она ко мне имела. Заметила, что и собеседница время от времени посматривает на меня не поверхностно, как при случайной встрече, а вроде изучающее.

Задавать вопросы мне было привычно, и я спросила, не встречались ли мы раньше. Стали перебирать географические точки, ища совпадения, и наконец после длинного перечня возникло: Средний Ургал? Средний Ургал!

Она прошептала: Наташа... Это была воспитательница детсадовской группы, у меня до сих пор хранится новогодний фотоснимок: под роскошной елью три десятка нарядных детей с интересом и удовольствием смотрят в объектив. Пятилетняя я в центре верхнего ряда, близко к воспитательнице, потому что Снегурочка, на голове моей высокая корона с блёстками...

И вот так фантастически мы в один день и час оказались обе на донском берегу. Теория вероятности отдыхает. Можно десятилетиями жить в одном городе и не встретить никого из своего даже недалекого прошлого, кроме соседей и тех людей, с которыми дружеские или служебные отношения. Но чтобы так! От пункта У (Ургал) до пункта Б (Багаевка) семь тысяч километров, до пункта О (Омск), в котором теперь жила моя воспитательница, около пяти тысяч, смотря как ехать.

Но мало этого! Нужно оказаться в определённой точке донского берега в определённый день и час и узнать друг друга, что просто невероятно в нашем случае, поскольку пятилетний человек за двадцать лет меняется куда сильнее, чем за то же время взрослый.

Ай да Ангел! Ай да молодец!

 

В хранилище Книг жизни

 

Эта эфемерная сущность удивляла и выручала меня неоднократно, неожиданно решала большие и малые проблемы, хотя для себя лично я, честное слово, никогда ни о чем не просила. Случалось и случается попросить за тех людей, которые мне особенно дороги. А в основном Ангел действует на своё усмотрение.

Для простоты общения с ним хотелось представлять какой-то его образ. Расслабленные персонажи с крыльями в прозрачных одеяниях и картинки с икон не слишком соответствовали сложившемуся у меня представлению. Ведь деяния Ангела выказывали характер деятельный, решительный, мужественный, хотя считается, что ангелы как таковые бестелесны и бесполы. Я решила, что создать образ своего Ангела-хранителя имею право, он ведь все равно присутствует только в моём воображении.

Учитывая число живых и отбывших людей, получаешь нерешаемую задачку. Иные считают, что у каждого христианина свой личный ангел-хранитель. Это ж какие толпы должны разместиться в неземном пространстве, – хоть оно и бесконечное, и вымышленное, – чтобы небесные волшебники-клерки не путали своих клиентов с чужими, чтоб не зависали их компьютеры.

Поэтому я надумала для ангельского племени архаичную рабочую обстановку: в нескончаемом потустороннем космосе располагаются исчезающие вдали, – так он необъятен, – ряды канцелярских столов, естественно, тоже не материальных. За каждым из них находится ангел, и конкретный патронируемый может представлять его для себя таким, какой именно ему кажется подходящим по характеру, темпераменту, воззрениям. Моя версия моего Ангела – это лысоватый сухонький старичок в старорежимных бухгалтерских нарукавниках. На воображаемом его рабочем пространстве, как и у других сотрудников, находятся стопки Книг жизней его подопечных. Он не может сразу управляться со всеми к нему прикреплёнными. Потому, бывает, пропускает чьи-то важные проблемы. Ну, приходится принять, что время от времени он задрёмывает, ибо подустал за тысячелетия. Потому оберегаемые лица в такие периоды могут допустить ошибки или стать жертвой других людей либо обстоятельств. Встрепенувшись, Ангел открывает Книги и просматривает, у кого что произошло, кто и как распорядился его поддержкой.

 

Никого не оставляет без ответки

 

Так получилось, что давным-давно меня незаслуженно унизил один человек, как и я, журналист. Я задвинула оскорбление в дальний сейф памяти. Шли годы, казалось, что подлость растворилась во времени, но всё же иногда саднило в памяти. Видно, Ангел отвлекался на другие дела и не принял мер; а может быть, он их и принял, но не смог довести до меня результат. И вообще, на какой объём пространства и времени распространяется юрисдикция каждого отдельного ангела?

Мчались годы, я работала в областной газете, была фрилансером от журналистики, пресс-секретарём серьёзной государственной организации, немалое время заведующей литературной частью театра. Писала романы. А с учреждением издательства занятость моя увеличивалась в какой-то уже не математической прогрессии. Сбылись предупреждения знакомых предпринимателей, что наступит период, когда время станет дороже денег. Я теперь не могла неспешно ездить общественным транспортом, пришлось пользоваться такси; я не могла не только праздно гулять и дружить, но даже ходить в театры и в филармонию. В СМИ менялись поколения, стилистика, тематические предпочтения; вписываться в новые обстоятельства у меня не было ни времени, ни желания − новая работа оказалась не только интересной, но порабощающей. Прежней меня теперь не было, произошла перезагрузка.

И я давным-давно вернулась с временной фамилии на родовую, продолжив существование в публичном пространстве с чистого листа. Затем эта пространная справка? Затем, что однажды случилось невероятное.

С момента оскорбительного инцидента прошло, удивительно представить, не просто сорок лет, а ровно сорок лет. Через сорок лет я вышла из книжного магазина «Магистр» на Садовой и начала спускаться в подземный переход. Вдруг кто-то обогнал меня, преградил путь и назвал по имени. Глазам своим я поверила не сразу: то был почти позабытый обидчик. Он взволнованно говорил о том, что все годы, которые живёт далеко от Ростова, пытался меня найти, чтобы покаяться в содеянном; но безуспешно, и он потерял надежду. Он живёт теперь в таком-то городе, он был вынужден оставить любимую работу, у него унизительная семейная жизнь. Он много раз пытался меня найти, звонил в Ростов людям, которые, по его представлению, могли знать, где Наталья Герман, – безуспешно. Не хватило смекалки поискать под девичьей фамилией...

Он вырвался в Ростов на один день. Он уже направляется на вокзал. Он потерял последнюю надежду снять камень с души. Он сразу узнал меня. Он не поверил своим глазам. Так не бывает. Он надеется, что я смогу его простить.

Полностью удовлетворена действиями моего Хранителя по данному вопросу.

 

Ангел, таксист и злодеи

 

Дежурства по номеру ростовского «Комсомольца» часто заканчивались, как и в других больших газетах, ближе к полуночи. Иногда вызывала такси, иногда слишком долго требовалось ждать, – а случалось, что и рубля не было в кошельке...

Однажды, примерно в 1977 году, стояла я, ожидаючи – нет, не «последнего троллейбуса» Булата Шалвовича, – а заурядного последнего трамвая на Будённовском напротив цирка. Он уже показался вдалеке, как вдруг послышались всхлипывания за спиной. Плакала старушка, больше рядом никого не было. На мой вопрос, что случилось, горемыка рассказала: плохие парни повадились ходить в её квартиру, её обижают, гонят из дому, в милицию обращалась, но хулиганы не унимаются. Вот и сейчас прогнали, а идти ей некуда.

Видно, сильно была я переутомлена дежурством или переоценивала авторитет и могущество своей газеты, но пошла с бабушкой восстанавливать справедливость. Вход в её жилье был через проезд во двор на Пушкинской, мы вошли в незамкнутую дверь. В первой комнате сидели четверо парней, я впервые увидела в натуре, как от изумления отвисают челюсти.

Внятно объяснила самовольным квартирантам, что старушку выгонять из её жилья не следует, как и засыпать квартиру окурками, как и устраивать тут кабак (пол был уставлен пустыми бутылками, на столе теснился запас). А если это будет продолжаться, то здесь будет располагаться наряд милиции.

Бабулька скрылась в анфиладе комнат, у меня шевельнулась любознательность пройти за ней и глянуть на остатки явно буржуйского прошлого... но челюсти захватчиков подтянулись на привычные места дислокации, и я с холодком от ушей до пяток прочитала в четырёх парах глаз намерение, которое бросило меня в ужас.

Как хорошо, что стояла недалеко от двери! Скатилась по лестнице и бросилась наутёк. Юной неплохо бегала стометровку, но думаю, что в эти минуты превзошла свой лучший результат! Однако рослые и разгорячённые животные буквально дышали в спину. Я выскочила на пустынную улицу, звать на помощь было бесполезно и некогда, кинулась к проезжей части... и свершилось чудо.

Из-за шпалеры кустарника, невидимая раньше, наперерез мне вдруг выдвинулась машина, передняя дверь её была приоткрыта рукой таксиста. Я свалилась на сиденье, и авто так бодро рвануло с места, что уже схватившийся за дверцу злодей пошатнулся. Их дальнейшие действия мне неизвестны. Хотя официальное письмо в ОВД я отнесла.

– Это что было? – флегматично спросил таксист.

Зачем рассказывать...

– Спортивная пробежка, – выдохнула я и назвала адрес. Сразу с ужасом вспомнила: на трамвайной-то остановке оказалась потому, что не было у меня денежки на такси. Решила, что попрошу водителя по приезде чуток подождать, стрельну у квартирной хозяйки до завтрашней... уже сегодняшней получки... только хорошо бы она была дома! да трезвая!

Скорее ритуально, чем с надеждой, я открыла сумку и... О, новое чудо: из карманчика виднелся край «рыжика». Вопрос: Ангел ли послал мне таксиста или сам воплотился в автоизвозчика? Но как всё продумано, даже рубль подложил...

С того случая очень таксистов уважаю.

 

Иллюстрации из открытых источников Интернета.