Наталья Резник

Наталья Резник

Четвёртое измерение № 12 (360) от 21 апреля 2016 г.

Подборка: О Герцене, Моисее, декабристах и всех-всех-всех

Акупунктура миниатюры:  Боулдер

Странствия рифмы: [пункт] Аку – пункт Ура!

Автор проекта и составитель Ирина Акс (Нью-Йорк)

В этом выпуске – миниатюры Натальи Резник

Воспоминание
 

Мы спирт разбавили компотом,
Что приготовлен был заранее.
...
Как жаль, что этим эпизодом
Кончается воспоминание!

 

О гордости
 

Гляжу уверенно вперёд
И всем показываю кукиш.
За просто так меня не купишь!
А больше мало кто даёт.

 

Меланхолическое
 

Милая сторонка,
Лужа у дверей...
Как сказать ребёнку,
Что и он еврей?..

 

О старении
 

Хотя состариться согласна,
Склерозу сдаться не готова,
И детство помню очень ясно,
Не то своё, не то Толстого.

 

Поэтское
 

Трудна и неспокойна жизнь пиита.
Лежишь себе, разнежившись, в траве,
А твой Пегас уже стучит копытом,
И все по голове, по голове...

 

Поэтcкое-2
 

Художник кистью вдаль уводит тропы,
Закручен балериной пируэт,
А ты всё ищешь рифму к слову «ж…»,
Чтоб доказать себе, что ты поэт.

 

Философское
 

Как много важных истин в этом мире!
Я щедро людям сообщаю их.
Обычно дважды два даёт четыре
И редко – восемь, если два больших.

 

О любви
 

Хотела б я витиевато
Процесс любви обрисовать.
Но, к сожаленью, столько мата
Мне просто не зарифмовать.

 

О В. И. Ленине
 

В Мавзолее тишина навечно,
Никакая муха не жужжит.
Самый, понимаешь, человечный
Он у нас, когда вот так лежит.

 

Ещё о Ленине

 

Прекрасен душою, лицом и одеждою,
Любимец рабочих, декретов гарант,
Владимир Ильич жил с одною НАДЕЖДОЮ –

Надеждой на то, что увидит Арманд.

 

И ещё о Ленине

 

С субботника придя, Ильич запил

И с грустью думал только об одном:

Зачем я Надю на бревно сменил?

Она ж и так была бревно бревном.

 

Бессмысленное
 

– От мужиков сплошной дебош и пьянка.
Дитё я состругаю и одна, –
Пыхтела так слониха-лесбиянка,
Пока из мухи делала слона.

 

История одного эвфемизма
 

Спит Герцен после сабантуя.
Чу! Декабристы бьют в набат.
Он прошипел: «Какого х…!»
Но записал: «Кто виноват».

 

Религиозное
 

Я мыслей в голове храню немного,
Но точно не забуду одного:
Семья, конечно, нам дана от Бога
За то, что мы не верили в него.

 

 

* * *

 

Я себя люблю не за талант,
Не за ум и нрава неуёмность,
А за исключительную скромность,
Что сияет, будто бриллиант.

 

* * *

 

Помнишь, резвый, точно красный конник,
Был ты мой, силён и оголтел,
Самый необузданный поклонник?
Поклоняться, сволочь, не хотел!

 

* * *
 

Наш брак безоблачен и прочен.
К иным напрасно не стремись.
А если хочешь бурной ночи,
Попробуй пьяный заявись!

 

* * *
 

Нет, я без содрогания не вспомню,
Как подойдя к кровати изголовью,
Меня любил он в извращённой форме -
Одною платонической любовью!
 

* * *
 

Там, где море о камни бить
Не устанет с страстью абрековой,
Я б могла тебя полюбить.
В этом городе больше некого.

 

* * *
 

И у нас бывает разлад.
Ты уходишь, вздохнув устало.
Возвращайся скорей назад!
Я не всё далеко сказала!

 

* * *
 

Я любила бы Вас, мой милый,
До жары средь январских стуж
С неизведанной раньше силой!
Но, увы, возражает муж.

 

* * *
 

Я при виде мужчин горю,
Защемляет от страсти груди.
Почему я их так люблю?
Потому что ведь тоже – люди!

 

* * *
 

Не веря ни в честность, ни в святость обета,
Давно ощущаю подкоркою всей,
Что, если гора не идёт к Магомету,
Наверное, к ней приходил Моисей.

 

* * *
 

Не обладая статями Венеры,
Не будучи смирения примером,
Мне не влюбить в себя миллионера.
Вот так всегда везёт миллионерам!

 

* * *
 

На измены не жалуюсь, не ропщу.
Без тебя неуютно, милый!
Возвращайся, я всё прощу.
Остальных я уже простила.

 

* * *
 

Говорила тебе раз тыщу,
И давно осознать пора:
Раз добра от добра не ищут,
Не ищи от меня добра!

 

* * *
 

Я не смолчу, не дрогну и не струшу,
Будь ты хоть друг, хоть сам любимый муж.
Я не люблю, когда мне лезут в душу,
Тем более, когда мне лезут в душ.

 

* * *
 

Ты напрасно при мне немеешь.
Будь естествен и груб, мужчина!
И люби меня, как умеешь
(Зря я, что ли, тебя учила!)

 

* * *
 

Сеяла долго довольно беспечно я
До абсолютной потери ума
Только разумное, доброе, вечное.
Всё и посеяла. Больше нема.

 

* * *
 

Ты мои стихи без интереса
Бросил в угол (до сих пор пылятся).
Хмыкнул: «Неужели поэтесса?
Чем докажешь?»… И пришлось отдаться.