Наталия Кравченко

Наталия Кравченко

Твой бедный разум, неподвластный 
     фразам, 
напоминает жаркий и бессвязный 
тот бред, что ты шептал мне по ночам, 
когда мы были молоды, безумны, 
и страсти огнедышащий везувий 
объятья наши грешные венчал. 
  
Во мне ты видишь маму или дочку, 
и каждый день – подарок и отсрочка, 
но мы теперь – навеки визави, 
я не уйду, я буду близко, тесно, 
я дочь твоя и мать, сестра, невеста, 
зови, как хочешь, лишь зови, зови. 
  
Вот он, край света, на который я бы 
шла за тобой по ямам и ухабам, 
преграды прорывая и слои, 
вот он – край света, что сошёлся клином 
на взгляде и на голосе едином, 
на слабых пальцах, держащих мои. 
  
А дальше – тьма, безмолвие и амок... 
Мне душен этот безвоздушный замок, 
и страшен взгляд, не видящий меня, 
но я его дыханьем отогрею, 
ты крепче обними меня за шею, 
я вынесу и всё преодолею, 
так, как детей выносят из огня.