Нахум Виленкин

Нахум Виленкин

Четвёртое измерение № 23 (119) от 11 августа 2009 г.

Подборка: Тортила, ночь, островитянин…

* * *

 

…ну, осень – мало ли причин?
во-первых, во-вторых, и в-третьих,
не пересчитывать морщин
игрою слов и междометий,

пытаясь вычислить следы
борьбы со временем; извивы
напрасно льющейся воды;
и воздух утра уязвимый;

и звук сорвавшихся плодов,
и жухлый лист, и лучик редкий,
и щели высохших полов
на дне заброшенной беседки...

 

* * *

 

...я бы обнял арфу
пошептал бы флейте
скрипку убаюкал на своём плече
мне да метроному
водочки налейте –
поминаем ноты в шорохе свечей
арфа-лесбиянка
под рукою белой
под рукой горячей вся изнемогла
флейта в чёрный ящик
спрятаться успела
и в подземке скрипка ноет из угла
мне да метроному
водки не жалейте
ведь сегодня водка что-то не берёт
вырежу из ивы
я себе жалейку
только вот не знаю – ива где растёт...

 

* * *
 

...на переносице горы
луна – забытая игрушка
и мишурою магистраль…
все правила игры нарушив,
зацвёл и облетел миндаль,
устав от собственной игры;
светлеют влажные дворы,
хотя не выдохся мистраль.
ещё не скоро летний зной,
но свой корабль забросил Ной.
и, как беззубая старушка,
всё пасторальнее и глуше,
и ненавязчивей февраль...

 

* * *

 

укрылся звук, похожий на камланье,
за ширмою дворов;
и терпкий запах утренних желаний –

поверх костров.

костлявый кот напуган птичьей стаей.
пугливый стук шагов
ступеньки через две перелистает –

и был таков.

и перед тем, как сонное светило –

на ширину плечей,
решит вальяжно и неторопливо
судьбу свечей,

вдруг всё замрёт, затихнет; онемеет
предчувствий странный зуд;
и чудится – над целой ойкуменой
вершится суд...

 

* * *

 

...близко не подходи –
вдруг увидишь прыщик
или горбинку
или порез от вчерашних забот
обнаружишь случайные мысли
случайные связи
случайные слёзы когда нервы ни к чёрту
станет ясно
что слишком много
этих необязательных черт и царапин
но не будет желания их стереть
или недостанет сил
или
станет страшно
когда поймёшь
что всё неслучайно...

 

* * *

 

гололёд –

не зацепиться;
на обочинах снег обгоревшей страницей;
шарики чёрного перца
пригоршней – птицы
ночь напролёт…
пустота –

не опереться.
береста –

разлинованный нотный стан.
что там? скерцо…
просто так,
хоть до ста
двадцати, хоть до тыщи считай –

слишком горек бергамотовый чай.

 

* * *
 

...из карманов в карманы
за зубами под снегом укрой
знаю – эти обманы
называются детской игрой
ах ты Боже мой кожею
чувствую сбереги
и сегодня пусть тоже я
встал не с нужной ноги
не азарт не нажива
не магнолии розовый цвет
на разрыв сухожилий
мне не нужен ответ и совет
предпоследних иллюзий
незнакомый ещё аромат
если выдержат шлюзы
не подсуден и не виноват...

 

* * *
 

...ночь избежала суеты
скользя с поспешностью Тортилы
грозили чёрные кусты
потенциальностью тротила

на прошлогодние листы
на поза-позапрошлый хворост
напали бездны темноты
как нападает только свора

и улицы холодный строй
погонит фонарей хлыстами
к аптеке с вывеской простой
из старомодного эстампа

остынет ближе к утру ночь
задышит улица аптекой
и фонари уже непрочь
дружить с приблудным человеком

и китаянки лёгкой тень
мелькнёт в проснувшемся окошке
застрявший в рощице олень
бегун вороны чайки кошки

и будто старое ландо
по мостовой стучит морзянкой –

ленивый отрок ноту до
уже замучил спозаранку...

и все часы безбожно врут
смущённо опуская веки
и также короток маршрут
ночь...
улица...
фонарь...

 

* * *
 

...мне ничего не снится
может завтра
меня подхватит колесница
и прочь из марта
околицею околесиц
укатит обод
усердие пожарных лестниц
всего лишь повод
избегнув искус испытаний
скользя и пятясь
всё тот же ты островитянин
в четверг без пятниц
уже не лягут в аппарели
бетонометры
не жду беспечного апреля –
лишь только ветра...

 

* * *

 

...пилигримы пилигримы
по какой такой неволе
так далече вы от Рима
пере-судо-кати-поле
нынче ваше богомолье
чья-то ножка чья-то шейка
в кургаде почти раздолье
и не хуже в шарм-аль-шейхе
pellegrino peregrinus –
чужеземец чужестранец
что увидишь за витриной
чем наполнишь школьный ранец
каруселью именинной
черепками от погрома
несгоревшею купиной
йершалаймского синдрома
пилигримы пилигримы
под ногою след кровавый
сколько вас прошло здесь мимо –
кто налево кто направо...