Надежда Герман

Надежда Герман

1. 
Меж белых стен искусным врачеванием 
дырявят кожу и латают души… 
Но стены (не секрет!) имеют уши, 
и слушают с подчёркнутым вниманием. 
А уши ближних глухи, будто стены. 
  
Два призрака играют в догонялки: 
то шелест крыльев пойманной сирены, 
то тихий плач обиженной русалки… 
  
2. 
Своё лицо – не помню… И не надо… 
Пустынный берег, розовая пена. 
Дельфина мозг под черепом примата. 
Слезинка на лице олигофрена. 
Прогрохотала мимо колесница 
за долгий день измученного Солнца. 
И тень моя – не рыба, и не птица – 
меж прочих новорожденных уродцев. 
И рвётся луч зари, как пуповина. 
Недопитый кошмар на дне стакана – 
под черепом примата мозг дельфина 
приобретает вид Левиафана… 
  
3. 
Меж белых стен искусным врачеванием 
срезают крылья с плеч и чинят души. 
Зов облаков день от дня – всё глуше, 
и переходит в ватное молчание. 
Через пространство белого покоя 
след памяти ведёт куда попало, 
и тает недописанной строкою... 
(Или проснуться всё-таки сначала…?) 
…плывущий листик… тихое течение… 
…тела медуз, похожих на желе… 
…птенец на остывающей золе… 
…след сапога и крови на стекле… 
(Загадку своего предназначения 
я волочу, как ногу по земле…) 
Спи, разум, спи… Оставим на потом 
всё то, что одолеть – не в нашей 
     власти: 
надёжнее спасаться от напасти 
не вечным бдением, но – вечным сном! 
  
4. 
Скалистый берег. Белая палата. 
Один летальный случай ностальгии – 
четыре чужеродные стихии 
в кошмаре одиночества мутанта: 
земля, вода, огонь… и воздух – тоже… 
(Не птица, не дельфин, не саламандра – 
убогий плод твоих фантазий, Боже, 
как помидор на ветке олеандра…) 
Как тополя октябрьской аллеи, 
душа обнажена, и вся продрогла… 
И тайное становится яснее, 
чем белый день, наляпанный на стёкла: 
гудки… и отдалённый шум вокзала… 
след памяти, как кинолента – рвётся 
(так много суеты… и слишком мало 
иллюзий и любви… травы и солнца…) 
…На стуле стынет курица с гарниром. 
За вымытым окном шумят берёзы. 
Два ангела, пропахшие эфиром, 
склонились над транзитным пассажиром 
и рукавами вытирают слёзы… 
  
          1980-2005

Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Современная женщина»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Моей собаке»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Сын за отца не отвечает»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Следы»
Анри Волохонский
Анри Волохонский «рай»
Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Свеча»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Неразделённая любовь»