Мурадин Ольмезов

Мурадин Ольмезов

– Тахир и Зухра, 
                           Тристан и 
     Изольда, 
Лейли и Меджнун, 
                               Ромео и 
     Джульетта… 
Одного не пойму: 
такие юные, 
зачем они погубили себя? 
  
– Любовь, приятель, морковь! 
  
– Какая к чёрту морковь?! 
  
– А вот такая вот – любовь… 
                                  
– Зачем умирать за неё, 
не порог же родной защищать? 
  
– Ну, умирают же. 
  
– Сказки всё это. Нет никакой любви. 
Вот ты вот видел? И я не видел. 
За ручку держал? И я не держал. 
  
Вон на лугу конь. 
Солнце на небе. 
Вот плешь у тебя на голове. 
На столе водка, лук, огурцы… 
Вот пальто. Висит себе и висит. 
Понимаешь, они есть. 
А что твоя любовь-морковь?  
Она даже не стоптанный башмак 
и не мышь, 
что сыр грызёт в ночной тиши. 
Любовь – ничто! 
  
– Может, это проделки ведьм, 
Чтобы людям морочить головы? 
  
– Может, её придумали коварные недруги, 
чтобы усыпить бдительность людей? 
       
– Ты прав, дружище! 
Как я сам не додумался! 
Налей! 
Выпьем за твою светлую голову! 
Эх, её-то нет, 
но зато столько несчастий 
от той, которой нет. 
И заразна же эта болезнь! 
  
– И всё же… 
  
– Ты это… брось! 
  
– Ну, боль-то есть. 
Откуда она, если нет любви? 
И счастье есть. 
А оно откуда?           
  
– Дурья твоя башка, чтоб ты делал без 
     меня. 
Вот кошка, а вот её следы.  
А где эта любовь твоя? 
Где хотя бы следы её? Нет их! 
  
– А вот и есть! 
Ведь сердце просто так болеть не 
     станет. 
Сердце же не какой-то там глупый нос, 
что сразу течёт, 
подцепив заразу в автобусе. 
Сердцу это ни к чему. 
И сердце не ухо, 
за него не схватишься и его не 
     покрутишь. 
А ведь болит. 
Это и есть следы любви. 
Раз есть следы, есть и хозяин этих 
     следов. 
Разве не так? 
  
– Какой ты всё-таки дремучий. 
Если хочешь знать, не только любви нет, 
      
но и всех этих упрямых плакс: 
ни Тахира и Зухры, 
                                 ни 
     Тристана и Изольды, 
ни Лейли и Меджнуна, 
                                        
     ни Ромео и Джульетты.  
Нет и не было! 
Их придумали придворные поэты, 
чтобы нищие меньше думали о еде... 
  
– Какой ветер! 
Кажется, дождь начинается. 
  
– Люблю дождь. 
  
– А я ненавижу. 
Смотри, льёт как из ведра. 
  
– Ах, боже ты мой…  как из ведра, 
а Айя вышла в лёгком платье. 
  
– Ну и что с того? Не из сахара – не 
     растает. 
  
– И это говоришь ты, мой лучший друг?  
  
– Что за паника, постеснялся бы! 
Ты ведь не баба. 
  
– Какой же ты всё-таки старый пень. 
Где мой зонт, где этот проклятый зонт, 
которого никак не отыщешь в дождь?! 
  
– А кто только что мне втирал, что нет 
     любви? 
  
– Какая к чёрту любовь? 
Она же насквозь промокнет! 
И простудится! – 
Пулей вылетел на улицу, 
Побежал с плащом в руке. 
  
А навстречу, 
на высоких каблуках, 
неуклюже бежала Она, 
вся мокрая, 
в коротеньком, 
прилипшем к телу платье,  
с потёкшей тушью 
улыбаясь на всю улицу 
ясным солнышком. 
  
Перевод Алексея Прокопьева


Популярные стихи

Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Любимая, спи!»
Алексей Плещеев
Алексей Плещеев «В бурю»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Мгновения»
Михаил Исаковский
Михаил Исаковский «Русской женщине»
Осип Мандельштам
Осип Мандельштам «Восьмистишия»