Михаил Сальман

Михаил Сальман

Четвёртое измерение № 33 (489) от 21 ноября 2019 г.

Подборка: Я хотел от себя убежать

* * *

 

...Не убежать от декабрей,

От птахи, зябнущей в скворешне,

От инея, что у дверей,

От воздуха, что нет безгрешней.

От покосившейся избы,

Плетня с калиткою скрипучей...

 

От Родины, как от судьбы,

Одно лекарство – смертный случай...

 

Мой вечер...

 

Взгрустнулось что-то. «Лунная соната».

Зачем-то дождь-зануда моросит,

Ушли куда-то сполохи заката

И вечер одиночеством грозит.

Не потому – что кто-то меня бросил,

И рядом быть навеки расхотел,

А просто осень, это просто осень,

На ветке лист, который пожелтел...

 

Неидеалистическое...

 

Нет, этот мир не иллюзорен,

Он осязаем до крови, –

До потрясающего горя,

До потрясающей любви.

Он вот – в надломленной травинке –

На солнцем тронутой стерне...

Он в каждой маленькой живинке,

Что на глаза попалась мне...

 

* * *

 

Сегодня так, а завтра эдак,

Я – сам себе – противовес,

Сегодня чуток, завтра едок,

Бываю «с», бываю «без»...

Но мне одно известно твёрдо –

Дана такая благодать, –

Что я – подобие кроссворда, –

Который вам не разгадать...

 

Любимой...

 

...Не надо, нет, не отпускай,

Держи меня смертельной хваткой,

Как жизнь моя, – не истекай, –

Будь болью вечной под лопаткой.

Живи во мне, коли и жги,

И бейся пульсом учащённым,

 

И пусть завидуют враги

По гроб, до смертушки – влюблённым...

 

* * *

 

...Затихает плоть, затухает,

Гаснет дивный, предвечный закат,

И мечты-журавли улетают,

Не курлычат вовсю, не галдят.

Прочертили высокие клином −

Небеса, где созвездий стезя...

Потому-то и болен я сплином,

Что вернуть эту стаю нельзя...

 

* * *

 

Мой храм не славен куполами, 

Что так зовут издалека,

Он тишь вселенская над нами,

Он тучи, росы, облака.

И не амвоны в нём, не паперть,

И не строка из тропаря, –

Души раскинутая скатерть –

Надежды, что пишу не зря...

 

* * *

 

Не знать о мире ни аза,

Его всеобщности и сути,

Лишь целовать твои глаза,

Забыть о боге-абсолюте.

Забыть о том, что есть вокруг

Мильоны правд и неувязок,

И лишь кольцо любимых рук,

Лишь две маслинки карих глазок...

 

России…

 

Где этот дом из светлых брёвен,

Резной наличник на окне?..

Ещё немного, час неровен,

Умру тоскуя по родне.

Не по сватьям… По тихим росам

И по калитке над рекой,

Туману рыжему над плёсом,

Где левитановский покой…

 

* * *

 

Разбужу окреста немоту,

Заведу машину и – в дорогу,

Говорить с зарёй начистоту,

Изливая душу понемногу.

Ибо нету рядышком того,

Кто бы внял участливо «изустью»...

Это, – как простое волшебство, –

Поделиться с зорюшкою грустью...

 

Без тебя…

 

…А в душе пустота Торичелли, –

Полный вакуум, – как ни крути,

Не волнует «Весна» Ботичелли,

Не волнуют балеты Пети.

Скучен Диккенс и мысли Толстого,

Откровения Сартра и Пруст,

Лишь «люблю» – это странное слово –

Рвётся вдаль из сомкнувшихся уст…

 

Осенний вечер…

 

Переход от синего до алого –

В этот час такой диапазон.

Из денька простого, захудалого

Вечер нарождается, как сон.

И стоят деревья заворожены,

Неподвижны листья-медяки.

И грустить не надо. Не положено.

Мысли посветлевшие легки…

 

* * *

 

… На час-другой бы прикорнуть,

От суеты бежать бытийной…

Как в смерть короткую – нырнуть,

Покинуть век жестоковыйный…

Чтобы воскреснуть, как Христос,

Опять на подвиги готовым,

Не в «белом венчике из роз»,

Но с новой рифмою и словом…

 

* * *

 

Открыл глаза! − и ты в Венеции:

Каналы, лодки, острова, −

Как будто в жизнь добавил специи,

Что до того была мертва.

Мурано, старая Джудекка,

Как на полотнах облака,

Слезой восторга липнет веко

И рвётся стих писать рука...

 

Венецианское

 

Мы, наверно, попали в сезон,

Когда не было запаха гнили...

Моросило, и простенький зонт

Мы за несколько евро купили.

Мы носились по Кампо, мостам,

Шпритц для большего кайфа цедили, –

До сих пор я не верю, что там

Мы с тобою, любимая, были...

 

* * *

 

А в нашем мире, тут, кривые зеркала

И, глядя в них, не хочется смеяться,

Забиться в ночь беззвёздного угла

И никогда на свет не появляться, –

Где криво всё от близи до глубин

От лёгкого намёка и до жеста...

Я перед этим всем стою один,

Не находя себе ни времени, ни места...

 

* * *

 

Твой каждый миг − он премиален

Для этой комнаты, дверей,

Для всех дерев, для всех проталин,

Для всех озябших декабрей...

Для этой спаленки непышной,

Для неостывшей простыни, –

Мне подарил тебя Всевышний,

Да будут долги твои дни...