Михаил Придворов

Михаил Придворов

Четвёртое измерение № 6 (66) от 21 февраля 2008 г.

Подборка: Между строчками во ржи

Мироустройство

 

Антиподская тает земля

В горизонтично-дымной полоске.

Я стою, окружающих зля,

Черепахой под бременем плоским.

 

За какую не знаю маржу,

Упираясь в разрез полушарий,

Я свою половинку держу

Как пожарник брандспойт на пожаре.

 

И остывшую землю топча,

Разгребая сугробы ногами,

На снегами набитый топчан

Забираюсь с любимой богами.

 

Я для Клары кораллы не крал.

Я её предпочтения знаю

И не брошу холодный Урал,

Разменяв Таганай на Гавайи.

 

Ты собою меня восхити,

Чтобы звёзды на юг не манили,

Чтобы крепла броня и хитин,

Чтобы груз соответствовал силе.

 

Пусть личинку жуёт папуас

Под расплавленным небом Сиднея.

Есть киты под ногами у нас

И китам справедливость виднее.

 

Убегая с утра по делам,

Не забудь им добавить планктона.

Если тяжесть делить пополам,

То киты никогда не утонут.

 

16.02.07.

 

Намело

 

Намело ли ныне, милый, намело,

Закатало ели в пухлые кули.

Что упало, то пропало, как назло.

А искать не захотели, не смогли.

 

Забелило ныне, милый, купола.

Полонило тополя и ковыли.

Где кленовая опалина была,

Всё льняное, да в серебряной пыли.

 

Онемело, милый, олово воды,

Только заструги да колотый облой.

Это ты молчишь, мой, милый, это ты

И весну мою скрываешь под полой.

 

16.03.06.

 

Новогодние Пожелания

 

Те, которые мёдом мазаны,

С непосредственностью богинь,

Пусть не в силу слепого разума

Исполняют свой долг. Аминь.

 

Те, которые тронут за душу

Откровением бубенца,

Пусть приходят к безумно жаждущим

И сгорают у них в сердцах.

 

Те, единственные избранницы,

Окунаясь в чужую грусть,

Пусть любовью своей изранятся

И излечатся ею пусть.

 

28.12.06.

 

Мокрый пёсик

 

Облилась дождями осень

И застыла к ноябрю.

У дверей замёрзший пёсик

Ждёт, когда я отворю

 

В рай врата, калитку в лето,

Путь в тепло – к уюту лаз.

Мир соблазнов для аскета

И усладу влажных глаз.

 

Там в углу лежит тряпица

С парой косточек под ней.

Всей душой барбос стремится

К цели, что ему видней.

 

Пёсик шмыгнет тонкой тенью

В затхлый сумрак тишины,

Осчастливленный без денег,

Без друзей и без жены.

 

Обломаю незаметно

Странной зависти иглу:

У меня ведь тоже где-то

Пара косточек в углу.

 

Пособи единоверцу.

В заболоченный покой

Заколоченную дверцу

Незаметно приоткрой.

 

Там же есть тепло и ветошь,

В миске суп и сладкий сон.

Тоже мёрзнешь? Нет уж, нет уж.

Будем греться в унисон.

 

12.01.07.

 

Грибной снег

 

Выпадают грибные снега,

Непонятные миру досель,

Заставляя с бордюров сигать

В почерневший от грязи кисель.

 

Выбирая из множества зим,

Я такую не помню досель.

Если южный циклон отразим,

То Гольфстриму по силам метель.

 

Не пускает под куртку озноб

Потепление, как самоцель –

Обмануть симпатичных особ

Не знакомых с морозом досель.

 

Не даются зиме холода,

Только радостны этому все ль?

И луна поутру молода,

И к обеду вскипает капель.

 

Прогибается неба дуга,

И в прорехи лохматую щель

Выпадают грибные снега,

Непонятные миру досель.

 

28.01.07.

 

Как я стал поэтом

 

До Венеции по полю

Как-то ехал я в гондоле.

Окунал в канал весло

Чтоб теченьем не снесло.

 

Пел на идиш громко песни.

Так орал, что репа треснет.

И, стеная на луну,

Ковырял ногой волну.

 

Ковырять волну – не дело,

Под рукой волна хрустела

И ломалась на куски

Как засохшие носки.

 

А по встречному по курсу,

Пролетали стаей ПТУРСы

Из страны Гавайских грёз

В край морозов и берёз.

 

– Воздух, воздух! Тятя, Тятя!

Не успеем мы на пати! –

Лучше с каменным лицом

Притвориться мертвецом.

 

Пусть руками чьи-то йети

Достают потом из сети,

И в хрустальный саркофаг

Упакуют артефакт.

 

Там у каменного грота

Караулом встанет рота,

Чешуёй как жар горя

От майора втихаря.

 

Буду, буду спать раздетым,

Недопризнанным поэтом,

Ждать, чтоб критик, сердцу мил,

Инженера полюбил.

 

Он в Габане и Версаче

На гнедом коне прискачет,

Поцелует в синий лоб

И внесёт в текущий топ.

 

Правда в перьях, сила в руцах,

В дом родной смогу вернуться.

Нету счастья вдалеке,

Если едешь налегке.

 

Обломилась пати с тризной,

Но зато народом признан.

И как с ухом белым Бим

Обожаем и любим.

 

07.02.07.

 

Метаморфозы

 

Вот утро наступает поперёк.

Вот день черкает мир наискосок.

И вечер, как несказанный упрёк,

Наносит завершающий мазок.

 

Вот ночь переплывает вопреки

Течению отмеренных времён

Фарватер неуверенной реки

До берега забвения имён.

 

Вот плата за спасение и плот.

Вот плато вместо пиков и вершин.

И чувство, что никто не позовёт

Того, кто ничего не совершил.

 

Вот сны или полёты наяву.

Вот бег из ниоткуда в никуда.

Вот тот, кого ночами я живу,

Собой перетекая как вода.

 

Вот та, что прижимается ко мне,

До точки, завершающей отчёт,

Захлебываясь памятью во сне,

С фатальной неизбежностью течёт.

 

Вот утро замахнулось остриём,

И отпускает сумрачная муть.

Мы тянемся к будильнику вдвоём,

С желанием быстрее утонуть.

 

13.02.07.

 

Доктор, доктор

 

Доктор, доктор, я не болен,

Я не умер, я не лжив.

Я просеян в чистом поле

Байтом слова, пудом соли

 

Между строчками во ржи.

 

Ты – озимая пылинка,

Бог не сдаст, зима не съест.

У природы в марте линька

 

Чернозёма и суглинка.

У тебя с весной – инцест.

 

Доктор, доктор, мне метели

Всё равно, что сильный яд.

 

Отогрейте ж на неделе!

Стану я крестом на теле

Опостелен и распят.

 

К пользе грех кровосмешенья:

 

От снежинок белых вшей

Из травы сплети ошейник,

И под сердце солнце вшей мне,

Улыбаясь до ушей.

 

05.03.07.

 

Ещё одна дума о коте


Дворовый дух в кошачьей шкуре
Не пьёт коньяк, сигар не курит.
Походкой мягкой гуттаперчив
И важен, как Уинстон Черчилль.

Он не читает нот и писем,
Он откровенно независим
От предсказуемости многих
Голодных или одиноких.

Он чует вкус мясной в подъездах,
Он слышит рыб и тех, кто ест их,
И хруст замёрзшего минтая
У стен кирпичных осязает.

Копаясь в россыпи отбросов,
Дворовый дух – почти философ.
И размышляет как Сенека,
Достав объедок из-под снега,

Не о величии и власти,
Не о еде в кошачьей пасти,
И не о счастье в райских кущах,
А лишь о радости текущей.

Он может спать с утра до ночи.
Он неподкупен, между прочим,
Но в благодарность за колбаску
Лизнёт твою ладонь с опаской.

 

08.03.07.

 

Свобода

 

Цветовое пятно

Нарушает дизайн.

Это бьётся в окно

Муха с криком «банзай»!

 

Отоспалась, небось,

За холодный период

И несётся как лось,

То назад, то вперёд.

 

Ей азарт не занять,

Ей удар по нутру.

Ей не хочется вспять,

Ей бы насквозь дыру,

 

На свободных хлебах

В натуральный навоз.

Муха с маху «бабах»!

Без кокетства и поз.

 

Я скажу тебе, гля!

На кого я набрёл.

Эта муха не тля,

Эта муха – орёл.

 

Этих крыльев размах –

Не бумажки фигня.

Если б я волей пах,

Муха б билась в меня.

 

Рвитесь, муха, во вне!
Бесполезен массаж.

Слишком тускло во мне

И невзрачен пейзаж.

 

30.03.07.

 

Ихтиандрия

 

Твой воздух вода, о да,

В пустынном моём аду.

Когда ты нырнёшь сюда,

Я воду тебе найду.

 

Я воду тебе спою,

Я даже устрою дождь,

Когда в тишину мою

Звенящей струной войдёшь.

 

И лишь на недолгий миг,

Пока я тобою жив,

Серебряный свой плавник

В ладони мои вложи.

 

В пустынном моём саду

Еще задержись, постой.

Позволишь – c тобой уйду.

Я тоже дышу водой.

 

03.04.07.

 

Пока-пока

 

Между «привет-привет» и «пока-пока»

Патока слов густых как сургуч в печи.

Небу взамен – синтетика потолка,

Солнцу взамен – неоновые лучи.

 

Между «привет-привет» и «пока-пока»

Пара минут неловкости, как ответ.

Спрячется боязливо в карман рука,

Чтобы не тронуть то, чего больше нет.

 

Между «привет-привет» и «пока-пока»

Пауза неестественно горяча.

Взгляд перехватит взгляд, и наверняка

Рот запечатает капелька сургуча.

 

18.05.07

 

Гадалка


Подбросьте монетку, а я загадаю
Куда потеряюсь и сгину куда я,
Чтоб больше не видеть прозрачных намёков
На то, как вам вместе со мной одиноко.

И это так просто и в вашей же власти
Разжать кулачок и позволить упасть ей,
Высокую ставку последнего кона
Смахнув со стола за перила балкона.

 

13.09.07