Михаил Кузмин

Михаил Кузмин

Шелестом желтого шелка, 
Венерина аниса (медь - ей металл) 
     волною, 
искрой розоватой, 
радужным колесом, 
двойника поступью, 
арф бурными струнами, 
ласковым, 
словно телефонной вуалью пониженным, 
голосом, 
синей в спине льдиной 
("пить! пить!» пилит) 
твоими глазами, 
янтарным на солнце пропеллером 
и розой (не забуду!) розой! 
реет, 
мечется, 
шепчет, 
пророчит, 
неуловимая, 
слепая... 
Сплю, ем, 
хожу, целую... 
ни времени, 
ни дня, 
ни часа 
(разве ты - зубной врач?) 
неизвестно. 
Муза, муза! 
Золотое перо 
(не фазанье, видишь, не фазанье) 
обронено. 
  
Раздробленное - один лишь Бог цел! 
Безумное - отъемлет ум Дух! 
Непонятное - летучий Сфинкс - взор! 
Целительное - зеркальных сфер звук! 
  
Муза! Муза! 
  
- Я - не муза, я - орешина, 
Посошок я вещий, отрочий. 
Я и днем, и легкой полночью 
К золотой ладье привешена. 
  
Медоносной вьюсь я мушкою, 
Пеленой стелюсь я снежною. 
И не кличь летунью нежную 
Ни женой ты, ни подружкою. 
  
Обернись - и я соседкою. 
Любишь? сердце сладко плавится, 
И плывет, ликует, славится, 
Распростясь с постылой клеткою. 
  
          Май 1922


Популярные стихи

Яков Полонский
Яков Полонский «Н.А. Грибоедова»
Эльдар Рязанов
Эльдар Рязанов «Если утром где-то заболело»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Ты мне сказала»
Герман Плисецкий
Герман Плисецкий «Из книги Экклезиаста»