Михаил Кузмин

Михаил Кузмин

Если будешь, странник, в Берлине, 
у дорогих моему сердцу немцев, 
где были Гофман, Моцарт и Ходовецкий 
(и Гете, Гете, конечно), - 
кланяйся домам и прохожим, 
и старым, чопорным липкам, 
и окрестным плоским равнинам. 
Там, наверно, все по-другому, - 
не узнал бы, если б поехал, 
но я знаю, что в Шарлоттенбурге, 
на какой-то, какой-то штрассе, 
живет белокурая Тамара 
с мамой, сестрой и братом. 
Позвони не очень громко, 
чтоб она к тебе навстречу вышла 
и состроила милую гримаску. 
Расскажи ей, что мы живы, здоровы, 
часто ее вспоминаем, 
не умерли, а даже закалились, 
скоро совсем попадем в святые, 
что не пили, не ели, не обувались, 
духовными словесами питались, 
что бедны мы (но это не новость: 
какое же у воробьев именье?), 
занялись замечательной торговлей: 
все продаем и ничего не покупаем, 
смотрим на весеннее небо 
и думаем о друзьях далеких. 
Устало ли наше сердце, 
ослабели ли наши руки, 
пусть судят по новым книгам, 
которые когда-нибудь выйдут. 
Говори не очень пространно, 
чтобы, слушая, она не заскучала. 
Но если ты поедешь дальше 
и встретишь другую Тамару - 
вздрогни, вздрогни, странник, 
и закрой лицо свое руками, 
чтобы тебе не умереть на месте, 
слыша голос незабываемо крылатый, 
следя за движеньями вещей Жар-Птицы, 
смотря на темное, летучее солнце. 
  
          Май 1922

Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Творчество»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Белые стихи»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Глаголы»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Р. Щедрину»
Маргарита Агашина
Маргарита Агашина «Второе февраля»