Михаил Кузмин

Михаил Кузмин

Опусти глаза, горло закинь! 
Белесоватая без пятен синь... 
Пена о прошлом напрасно шипит. 
Ангелом юнга в небе висит. 
Золото Рейна... Зеленый путь... 
Странничий перстень, друг, не забудь. 
  
Кто хоть однажды не смел 
Бродяжно и вольно вздохнуть, 
Завидя рейнвейна звезду 
На сиреневом (увы!) небосклоне? 
Если мы не кастраты и сони, 
Путь - наш удел. 
Мертв без спутника путь, 
И каждого сердце стучит: «Найду!» 
  
Слишком черных и рыжих волос берегись: 
Русые - вот цвет. 
Должен уметь 
Наклоняться, 
Подыматься, 
Бегать, ходить, стоять, 
Важно сидеть и по-детски лежать, 
Серые глаза, как у друга, 
Прозрачны и мужественны мысли, 
А на дне якорем сердце видно, 
Чтоб тебе было стыдно 
Лгать 
И по-женски бежать 
В пустые обходы. 
Походы 
(Труба разбудит) ждут! 
Всегда опоясан, 
Сухие ноги, 
Узки бедра, 
Крепка грудь, 
Прям короткий нос, 
Взгляд ясен. 
Дороги 
В ненастье и ведро, 
Битвы, жажду, 
Кораблекрушенье, - 
Все бы с ним перенес! 
Все, кроме него, забудь! 
Лишний багаж - за борт! 
  
Женщина плачет. 
  
Засох колодец, иссяк... 
Если небо не шлет дождей, 
Где влаги взять? 
Сухо дно моря, 
С руки улетел сокол 
Не за добычей обычной. 
Откуда родятся дети? 
Кто наполнит мир, 
За райскую пустыню ответит? 
Тяжелей, тяжелей 
(А нам бы все взлегчиться, подняться) 
Унылым грузилом 
В темноту падаем. 
  
Критски ликовствуя, 
Отрочий клик 
С камня возник, 
Свят, плоского! 
  
Гелиос, Эрос, Дионис, Пан! 
Близнецы! близнецы! 
Где двое связаны - третье рождается. 
Но не всегда бывает тленно. 
Одно, знай, - неизменно: 
Где двое связаны, третье рождается. 
  
Спины похитились 
Впадиной роз, 
Радуйтесь: рос 
Рок мой, родители! 
Гелиос, Эрос, Дионис, Пан! 
Близнецы! близнецы! 
  
Рождаемое тело небу угодно, 
Угоден небу и рождаемый дух... 
Если к мудрости ты не глух, 
Откроешь, что более из них угодно. 
  
Близнецы, близнецы! 
  
Частицы, семя, 
Легкий пух! 
Плодовое племя, 
Молочный дух! 
Летишь не зря, 
Сеешь, горя! 
  
В воздухе, пламени, земле, воде, - 
Воскреснет вольный Феникс везде. 
  
Наши глаза полны землею, 
Виевы веки с трудом подымаются, 
Смутен и слеп, глух разум, 
Если не придет сестра слепая. 
  
Мы видим детей, башни, лес, 
Мы видим радугу в конце небес, 
Львов морских у льдистых глыб, 
Когда море прозрачно, мы видим рыб, 
Самые зрячие вскроют живот, 
И слышно: каша по кишкам ползет. 
  
Но мы не видим, 
Как рождаются мысли, - взвесишь ли? 
Как рождаются чувства, - ухватишь ли? 
Как рождается Илиада, - откуси кусок! 
Как летают ангелы, - напрасно нюхать! 
Как живут покойники, - разговорись! 
  
Иногда мы видим и не видим вместе, 
Когда стучится подземная сестра, 
И мы говорим: «Что за сон!» 
А смерть - кто ее видел? 
  
Кроты, кроты, о чем вы плачете? 
Юнга поет на стройной мачте: 
  
- Много каморок у нас в кладовой, 
Клады сияют, в каждой свой. 
Рожь ты посеешь - и выйдет рожь, 
Рожь из овса - смешная ложь. 
  
Что ребенка рождает? Летучее семя, 
Что кипарис на горе вздымает? Оно. 
Что возводит звенящие пагоды? Летучее 
     семя. 
Что движением кормит «Divina Comedia» 
     {*}? Оно! 
{* «Божественную комедию» (ит.). - 
     Ред.} 
Что хороводы вверх водит 
Платоновских мыслей 
И Фокинских танцев, 
Серафимских кругов? 
Летучее семя. 
Что ничего не рождает, 
А тяжкой смертью 
В самом себе лежит, 
Могильным, мокрым грузом? 
Бескрылое семя. 
  
Мы путники: движение - обет наш, 
Мы - дети Божьи: творчество - обет наш, 
Движение и творчество - жизнь, 
Она же Любовь зовется. 
Движение только вверх: 
Мы - мужчины, альпинисты и танцоры. 
Воздвиженье! 
  
В тени бразильской Бросельяны 
Сидели девушки кружком, 
Лиловые плетя лианы 
Над опустелым алтарем, 
  
«Ал_а_с! Ал_а_с!» Нашло бесплодье! 
Заглох вещательный Мерлин. 
Точил источник половодье 
Со дна беременных долин. 
  
Пары сырые ветр разгонит, 
Костер из вереска трещит. 
«Ал_а_с! Ал_а_с!» - удод застонет, 
И медно меркнет полый щит. 
  
Любовь - движенье, 
Недвижный не любит, 
Без движенья - не крылато семя, 
Девы Бросельянские. 
  
Отвечали плачеи Мерлиновы: 
  
- Бесплодье! Бесплодье! 
Ал_а_с! Ал_а_с! 
Двигался стержень, 
Лоно недвижно. 
Семя летело, 
Летело и улетело, 
А плода нет. - 
  
Удоды, какаду, пересмешники, 
Фламинго, цапли, лебеди 
Захлопали крыльями, 
Завертели глазами. 
  
Ал_а_с, Ал_а_с! 
А плода нет! 
  
Над лесом льдина плывет; 
На льдине мальчик стоит, 
Держит циркуль, весы и лесенку. 
Лесенка в три ступеньки. 
Лесенка золотая, 
Мальчик янтарный, 
Льдина голубая, 
Святой Дух розовый. 
  
- Девы Бросельянские, 
Умеете считать до трех? 
Не спросит Бог четырех. 
Глаза протри: 
Лесенка, - раз, два, три. 
Только: раз, два, три, 
А не три, два, раз, - 
Иначе ничего не выйдет у нас. 
Я говорю о любви, 
О том же думаете и вы. 
Где раз и два, 
Там и три. 
Три - одно не живет. 
Раз и три, 
Два и три, 
Опять не живет. 
Скакать и выкидывать нельзя. 
  
Такая загадка. 
Разгадаете - все вернется. 
Раз для двух, 
Два для раза, 
Три для всех. 
Если раз для всех, 
Два плачет, 
Если два для всех, 
Раз плачет, 
А три не приходит. 
  
Только три для всех, 
Но без раза для двух 
И без двух для раза. 
Трех 
Для всех 
Нет - 
Вот и весь секрет! - 
  
Мыс запылал меж корабельных петель, 
Вином волна влачится за кормой. 
Все мужество, весь дух и добродетель 
Я передам тебе, когда ты - мой. 
  
Кто любит, возвышается и верен, 
В пустынях райских тот не одинок, 
А путь задолго наш судьбой измерен. 
Ты - спутник мой: ты - рус и светлоок. 
  
          1922

Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Может быть, всё-таки мне повезло»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Письма к стене»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Судьба страны»
Александр Блок
Александр Блок «Ты проходишь без улыбки»
Андрей Вознесенский
Андрей Вознесенский «Миллион роз»