Михаил Косман

Михаил Косман

Спираль! Ещё! Из Дельф смотри вперёд. 
В чём долго ищешь толк, в том толку 
     нет. 
Сеть красота сама себе плетёт 
И вот уж древних линий стёрся след. 
Шальным потоком кровь на землю льёт; 
Лежит отдельно каждый элемент. 
И в Трое Гектор мёртв, над Троей дым 
А мы вперёд, скрывая скорбь, глядим. 
  
И пусть в кошмарный путь ведёт поток, 
На теле чутком будут кровь и грязь. 
И пусть. Утри слезу, сдержи свой вздох, 
Прошло величье, пала лучших власть. 
Теперь в гробницах древних я б не смог 
Как прежде над убранством стен 
     вздыхать. 
И пусть. Слова перевелись. 
Одно в пещере слышно «Веселись!» 
  
Грубеет нрав, душа и ремесло. 
И пусть. Оракул в Дельфах охранит 
Тех, кто любил коней и женщин, 
Чтоб из мрамора разрушенных гробниц, 
Из тьмы, где совы и хорька подкоп 
Сумели воссоздать святых, работников. 
     Опять 
Спиралью устаревшей путь начать. 
  
     W. B. Yeats 
     The 
     Gyres 
  
The gyres! the gyres! Old Rocky Face, 
     look forth; 
Things thought too long can be no 
     longer thought, 
For beauty dies of beauty, worth of 
     worth, 
And ancient lineaments are blotted out. 
Irrational streams of blood are 
     staining earth; 
Empedocles has thrown all things about; 
Hector is dead and there’s a 
     light in Troy; 
We that look on but laugh in tragic 
     joy. 
  
What matter though numb nightmare ride 
     on top, 
And blood and mire the sensitive body 
     stain? 
What matter? Heave no sigh, let no tear 
     drop, 
A greater, a more gracious time has 
     gone; 
For painted forms or boxes of make-up 
In ancient tombs I sighed, but not 
     again; 
What matter? Out of cavern comes a 
     voice, 
And all it knows is that one word 
     «Rejoice!» 
  
Conduct and work grow coarse, and 
     coarse the soul, 
What matter? Those that Rocky Face 
     holds dear, 
Lovers of horses and of women, shall, 
From marble of a broken sepulchre, 
Or dark betwixt the polecat and the 
     owl, 
Or any rich, dark nothing disinter 
The workman, noble and saint, and all 
     things run 
On that unfashionable gyre again.


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Тишина»
Александр Карпенко
Александр Карпенко «Я играю на неверояле»
Борис Заходер
Борис Заходер «Листок последний»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Женщинам»