Михаил Дудин

Михаил Дудин

О мертвых мы поговорим потом. 
Смерть на войне обычна и сурова. 
И все-таки мы воздух ловим ртом 
При гибели товарищей. Ни слова 
  
Не говорим. Не поднимая глаз, 
В сырой земле выкапываем яму. 
Мир груб и прост. Сердца сгорели. В нас 
Остался только пепел, да упрямо 
  
Обветренные скулы сведены. 
Трёхсотпятидесятый день войны. 
  
Еще рассвет по листьям не дрожал, 
И для острастки били пулеметы... 
Вот это место. Здесь он умирал - 
Товарищ мой из пулеметной роты. 
  
Тут бесполезно было звать врачей, 
Не дотянул бы он и до рассвета. 
Он не нуждался в помощи ничьей. 
Он умирал. И, понимая это, 
  
Смотрел на нас и молча ждал конца, 
И как-то улыбался неумело. 
Загар сначала отошел с лица, 
Потом оно, темнея, каменело. 
  
Ну, стой и жди. Застынь. Оцепеней 
Запри все чувства сразу на защелку. 
Вот тут и появился соловей, 
Несмело и томительно защелкал. 
  
Потом сильней, входя в горячий пыл, 
Как будто сразу вырвавшись из плена, 
Как будто сразу обо всем забыл, 
Высвистывая тонкие колена. 
  
Мир раскрывался. Набухал росой. 
Как будто бы еще едва означась, 
Здесь рядом с нами возникал другой 
В каком-то новом сочетанье качеств. 
  
Как время, по траншеям тек песок. 
К воде тянулись корни у обрыва, 
И ландыш, приподнявшись на носок, 
Заглядывал в воронку от разрыва. 
  
Еще минута - задымит сирень 
Клубами фиолетового дыма. 
Она пришла обескуражить день. 
Она везде. Она непроходима. 
  
Еще мгновенье - перекосит рот 
От сердце раздирающего крика. 
Но успокойся, посмотри: цветет, 
Цветет на минном поле земляника! 
  
Лесная яблонь осыпает цвет, 
Пропитан воздух ландышем и мятой... 
А соловей свистит. Ему в ответ 
Еще - второй, еще - четвертый, пятый. 
  
Звенят стрижи. Малиновки поют. 
И где-то возле, где-то рядом, рядом 
Раскидан настороженный уют 
Тяжелым громыхающим снарядом. 
  
А мир гремит на сотни верст окрест, 
Как будто смерти не бывало места, 
Шумит неумолкающий оркестр, 
И нет преград для этого оркестра. 
  
Весь этот лес листом и корнем каждым, 
Ни капли не сочувствуя беде, 
С невероятной, яростною жаждой 
Тянулся к солнцу, к жизни и к воде. 
  
Да, это жизнь. Ее живые звенья, 
Ее крутой, бурлящий водоем. 
Мы, кажется, забыли на мгновенье 
О друге умирающем своем. 
  
Горячий луч последнего рассвета 
Едва коснулся острого лица. 
Он умирал. И, понимая это, 
Смотрел на нас и молча ждал конца. 
  
Нелепа смерть. Она глупа. Тем боле 
Когда он, руки разбросав свои, 
Сказал: «Ребята, напишите Поле - 
У нас сегодня пели соловьи». 
  
И сразу канул в омут тишины 
Трёхсотпятидесятый день войны. 
  
Он не дожил, не долюбил, не допил, 
Не доучился, книг не дочитал. 
Я был с ним рядом. Я в одном окопе, 
Как он о Поле, о тебе мечтал. 
  
И, может быть, в песке, в размытой 
     глине, 
Захлебываясь в собственной крови, 
Скажу: «Ребята, дайте знать Ирине - 
У нас сегодня пели соловьи». 
  
И полетит письмо из этих мест 
Туда, в Москву, на Зубовский проезд. 
  
Пусть даже так. Потом просохнут слезы, 
И не со мной, так с кем-нибудь вдвоем 
У той поджигородовской березы 
Ты всмотришься в зеленый водоем. 
  
Пусть даже так. Потом родятся дети 
Для подвигов, для песен, для любви. 
Пусть их разбудят рано на рассвете 
Томительные наши соловьи. 
  
Пусть им навстречу солнце зноем брызнет 
И облака потянутся гуртом. 
Я славлю смерть во имя нашей жизни. 
О мертвых мы поговорим потом. 
  
          1942


Популярные стихи

Наум Коржавин
Наум Коржавин «На полет Гагарина»
Белла Ахмадулина
Белла Ахмадулина «Весной, весной, в ее начале...»
Андрей Вознесенский
Андрей Вознесенский «Ты меня не оставляй...»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Похороны Бобо»
Юрий Кузнецов
Юрий Кузнецов «Голоса»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Пушкин по радио»
Григорий Поженян
Григорий Поженян «Я принял решение»