Майя Шварцман

Майя Шварцман

Моему сыну 
  
В назначенный час 
библейского утра, 
сиявшего солнцем и воздухом ультра- 
мариновым, внятная речь началась. 
Пред взором Адама 
текли вереницей 
орлы, куропатки, гепарды, куницы, 
улитки, – овамо 
и семо, ползком, и нырком, и летая, 
стада, косяки, караваны и стаи, 
и каждый шагал с подобающей дамой 
(хотя кое-кто попадался двупол). 
Никто не додумался «паспортный стол» 
сказать, безыскусно мычали да выли, 
явились как есть получать имена, 
кто чистый и гладкий, кто в глине и в 
     иле, 
и шли терпеливой толпой дотемна. 
Попутно слова 
рождались другие: 
могла ж на Адама напасть аллергия 
на тех, например, у кого голова – 
начало хвоста, как положено змию. 
Но надо сперва 
подробности тела 
подметить умело, 
названия членам придумать, а там 
добавить эпитет 
(что позже похитят 
потомки – подмогой к банальным стихам). 
Кто станет навеки прекрасным, кто 
     гадким – 
для всякого молвь находилась с осадком 
рефлекса, что вызвала каждая тварь. 
Восторги и страх первобытных эмоций 
срывались, лились с языка как придётся. 
И ширился ежесекундно словарь. 
Но главного, первого, тёплого слова – 
молочно-беззубого, первоосновы 
рожденья и речи – 
безродный, увечный 
Адам, называвший зверьё свысока, 
не мог и представить, 
был просто не вправе: 
что мог он сказать, человек без пупка? 
Его произнёс, прорыдал ли, пропел – 
обжёгшись, поранивши палец, упавши, 
боясь темноты ли, размазавши кашу, – 
первейший из первенцев, шкодник, 
     пострел. 
Залюблен, заласкан и с рук не спускаем, 
как все до поры, кто любовью храним, – 
он был нераскаян- 
ным грешником, Каин, 
но первое слово осталось за ним.


Популярные стихи

Кайсын Кулиев
Кайсын Кулиев «Помолчим у горы»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Сатана»
Уильям Батлер Йейтс
Уильям Батлер Йейтс «Озёрный остров Иннисфри»
Иван Дмитриев
Иван Дмитриев «Три Льва»