Марк Шкляр

Марк Шкляр

Два грустных еврейских поэта, 
рифмующих строчки на русском, 
давно не видавшись, решили 
об выпить и об закусить. 
И вот, не имея ни цента 
на выпивку и на закуску, 
у негра они попросили 
«пятёрку» до праздников. Вить 
известно, что перед получкой, 
стипендией или авансом 
у белых как раз и бывают 
те самые чёрные дни, 
когда ни у Яны ни штучки, 
Адель не желает с Пикассо 
расстаться, и даже у Фаи 
ни праздников, ни именин… 
  
Два грустных еврейских поэта 
прошли по всему сэсэсэру, 
дошли до Марселя Кашена 
и поняли часиков в семь, 
что даже у негров монета 
имеет такую манеру – 
то нету, то нет совершенно, 
то нет совершенно совсем… 
  
Два грустных еврейских поэта 
слонялись, похоже, без толку. 
Ведь после семи не давали: 
не взял до семи – и шиздец. 
Теперь эта песенка спета. 
Пришельцы слоняются только. 
(Тогда и гадать бы не стали, 
пришелец ты или пришлец…) 
  
Два грустных еврейских поэта 
чернили у стен «Гастронома», 
что не дал им денег, кенийца, 
но Софочка негру дала 
и мчится на тачке с монетой 
от этого чёрного гнома, 
чтоб в том же такси укатиться, 
поскольку – в чём мать родила… 
  
Два грустных еврейских поэта 
в тот вечер вина не достали. 
В четыре минуты восьмого 
им водки не продали. Там, 
где кроме шампанского, нету 
ни водки, ни «Цинандали», 
они постояли немного 
и молча пошли по домам… 
  
И всё же они закусили. 
И всё-таки выпили. Пива. 
И всё-таки вслух почитали 
друг другу чужие аи. 
И строчки шипели лепливо, 
как пены пивной переливы, 
а пиво они почитали 
превыше, чем строчки свои… 
  
Двум грустным еврейским поэтам 
обоим с утра на работу. 
Поэтому не засиделись 
они допоздна за столом. 
У каждого в вечере этом 
возникла иная забота, 
а к общей, наверное, цели 
они не стремились вдвоём. 
  
Поэтому, тапочки сбросив, 
в прихожей они постояли, 
потом надевали ботинки 
и прятали шарф под пальто… 
Отчасти расстаться не против, 
поскольку от пива увяли, 
отчасти – и не без грустинки, 
что вот и окончилось ТО.


Популярные стихи

Владимир Солоухин
Владимир Солоухин «Деревья»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Письма к стене»
Геннадий Фатеев
Геннадий Фатеев «Защитникам Кавказа»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Позапрошлая песня»