Мария Шкапская

Мария Шкапская

1 
Еще висел на ближнем фонаре  
Последний жид, и ветер, озверев  
От горечи, от дыму и от сраму,  
Еще срывал с заборов телеграмму  
О том, что красные далеко от Ростова  
И нечего метаться по-пустому.  
А между тем, в предчувствьи римских 
     ласк  
Свои расчеты меркантильно снизив,  
Как женщина, дрожал Новочеркасск  
От поступи деникинских дивизий.  
Они текли с обозом на восток,  
Созвездиями новый путь измерив,  
Предчувствуя, но все еще не веря,  
Что это в самом деле эпилог,  
Что некому наследственные иски  
Теперь чинить, и что вот в этот год  
Пошел ко дну тяжелый пакетбот,  
Что звали мы Империей Российской. 
  
  2 
«Глоток воды». - «Нельзя, закрыта 
     будка».  
«Глоток воды». - «Нам на семью ведро,  
Да очередь с утра по первопутку». -  
«А наша очередь - вот в этот черный 
     ров». 
«Глоток воды. А за него возьмите  
Вот эту шаль - теперь уж все равно».  
И черпает, пока не глянет дно,  
И все не может жажды утолить.  
А после, уходя в глухую ночь,  
Не поглядит умышленно назад,  
Но щупают его через цепочку  
Опасливые серые глаза.  
Два слова вскользь, о гуннах и Аттиле - 
      
(На ставнях болт, а на дверях замок)  
И - жадно мерит шаль перед трюмо  
При тусклом свете маленьких коптилок.  
О, обыватель, в полушубке вошь,  
Как о тебе страшна доныне повесть -  
Ты за жилетку жизнь отдашь,  
За соль выменивая совесть.  
Так вымерены торные тропинки,  
Так дорого яйцо к Христову дню,  
Гусь к Рождеству, да к Троице ботинки,  
Да то, что хата встала на краю.  
Пусть под окном идет, шатаясь, время,  
И пусть лежит в обломках старый мир -  
Грызясь за них и с этими, и с теми,  
Используешь ты их на свой сортир. 
  
  3 
Где же, матери, ваши дети?  
Руки слабы, ветер силен.  
Видно, сдул их веселый ветер,  
Скифский ветер с семи сторон.  
Как он свищет и как он воет  
В этот страшный меченый год, - 
Было двое их, помнишь, двое,  
А не стало ни одного. 
В полушубке и в куртке новой  
Синеглазый мальчик кадет  
Уложил во рву под Ростовом  
За царя свои девять лет.  
Ветер путал волосы ночью  
И какие-то нес слова,  
Полотняным его платочком  
Утирала глаза трава.  
И пока искали в мертвецкой  
Между штабелей синих тел -  
В промежуток от смерти к детской  
Скифский ветер, смеясь, летел.  
А другой - ты припоминаешь -  
Шрам над бровью наискосок,  
И в глазах синева такая ж,  
И такой же сухой песок.  
Как неведеньем мы богаты -  
Это матери невдомек.  
Может быть, это он для брата  
У винтовки спустил курок.  
А теперь в городской больнице  
Грудь, проколотая штыком, -  
И ему ничего не снится  
Про тебя, про отца и дом.  
Как стояла она над этим  
Под покровом из кумачу -  
Был к ней добрым веселый ветер -  
Загасил ее, как свечу.  
И над сердцем ее тяжелым  
Так мягка и легка земля.  
Ветер, ветер такой веселый,  
Так просторны твои поля. 
  
  4 
Дали волю любить Колю,  
А теперь хотят унять,  
Опустили камень в воду -  
Тяжело теперь поднять.  
Колю знаю по походке -  
Вот к окошку подошел.  
Мы теперь товар не ходкий,  
Спрос на мальчика пошел.  
Ой, подруженька, с вечорки,  
Нам с тобою не дружить -  
Радость-горе мы делили,  
А любовь не поделить. 
  
Крутит ветер посконный подол,  
Ветер весел, да темен дол,  
Ой и редок в задолье лен -  
Гдей-то видано до наших ден,  
Чтобы девка набивалась сама,  
Только б девичья наполнилась сума. 
							     
          1924


Популярные стихи

Вера Полозкова
Вера Полозкова «Сиамские близнецы»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Весна»
Наум Коржавин
Наум Коржавин «Легкость»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «У всех бывают слабости минуты»
Вера Полозкова
Вера Полозкова «Детское»
Иван Бунин
Иван Бунин «Бушует полая вода»
Юнна Мориц
Юнна Мориц «Мой кругозор»