Мария Дубиковская

Мария Дубиковская

Оттого что зима, лёд на нервах особенно 
     голый, 
За порог не решаюсь ступить с 
     воспалёнными гландами, 
И с одной стороны – замечательно жгутся 
     глаголы, 
А с другой стороны под сугробами – 
     ландыши, ландыши! 
 
Ты в опале рекламных проспектов, в 
     шинельке на вырост, 
Я (жми ссылку) в Сибири, с вязанкою 
     сладкого хвороста, 
Не могу до тебя докричаться – наверное, 
     вирус 
Повредил, обезвредил ли файлы охрипшего 
     голоса. 
 
Здесь, в панельной избушке, красиво, 
     комфортно и пусто. 
«Никакого числа», календарь ошалел от 
     усталости. 
Я ещё не хочу выздоравливать после 
     безумства, 
Мчаться пулей на вылет – обратно, в 
     другие реальности. 
 
О мой Гоголь бульварный, столичный, 
     болотный, дремучий, 
Ставший комом в гранитной гортани 
     великого города! 
Не утраивай вёрсты молчаньем, не мучай, 
     не мучай – 
Не появишься сам, так пришли хоть 
     почтового голубя... 
 
Наглотавшись до чёртиков в белом окошке 
     минутками, 
Выхожу в середину метели с плетёной 
     корзиной… 
Мы с тобой написали вдвоём эту краткую 
     рукопись, 
Что лукавыми буквами строит глаза из 
     камина. 
 
Только был самолёт, и летел как 
     помешанный поезд! 
И встречали скрипичным концертом 
     ступеньки на лестнице! 
…Я тебе оставляю твою петербургскую 
     повесть, 
Навсегда оставаясь в одном из 
     двенадцати месяцев.