Марина Калмыкова

Марина Калмыкова

Четвёртое измерение № 19 (403) от 1 июля 2017 г.

Подборка: На острие дыханья

Если бы вместе

 

Лето – в пролёте. Сколь ни обещало,

Сколь ни сулило торжественной песней, –

В разные стороны нам от причала.

Если бы вместе... Ах, если бы – вместе!

Ночь-пиротехник включает созвездия,

Те, что сорваться ещё не успели...

Если бы – вместе, ах, если бы – вместе! –

Сколько б ещё сочинили и спели!

Волны целуют прибрежные камни.

Ночь откровений. Миров перекрестье.

Пламя костра пить шальными зрачками

Если бы  вместе, ах, если бы – вместе!

 

Парк развлечений с названием «Осень».

Мимо – никак, хоть ты лопни, хоть тресни.

Аттракцион «Карусель на погосте»!

Если бы вместе, ах, если бы вместе...

 

Мы не грешили. За что же возмездие?

Шип под ребром просыпается ржавый...

Если бы – вместе, ах, если бы – вместе! –

Может, меня бы вы

и удержали.

 

О параллельных

 

Приведи мне пример.

Возьми за руку – и приведи.

Через улицу переведи,

а потом – на шотландский.

Разъясни смысл боязни

уснувшее лихо будить,

Растолкуй цель запрета 

параллельным – пересекаться.

 

Глупо спорить с Судьбой,

но забавно её провести.

Провести через броды, мосты,

через все перекрёстки,

Где пернатая Роза Ветров,

охраняя Пути,

Делит всякую боль на четыре. 

А далее – Космос.

 

Господин Лобачевский, встречайте!

И парою фраз

Отравите и плоть, и сознание,

словно цикутой:

Что прямые, как ни параллельны,

разумнее нас:

Уж они-то

когда-нибудь

где-нибудь

пересекутся.

 

Пружинка

 

Только вчера был четверг – а уже июнь.

Вовка уплыл, а я маленькая, – куда мне!

Ногу поджав, вся зарёванная стою

Время песком выливая из недр сандалий. 

 

Сыпьтесь, минутки! Скорее бы стать большой, – 

Разотомщу и с собой не возьму купаться, 

И научусь! без него!  поднимать флажок

На чердаке и свистеть из стручков акаций.

 

Только с утра было жарко – и вдруг среда.

А у меня ещё садик и дел три тонны…

Вот я леплю песчаные города.

Вот я консервной банкой ловлю тритона

 

С огненным брюхом… Поймаю и не отдам!

Буду кормить и  растить из него дракошу…

Ты под кровать только с тряпкой не лазай, мам.

Это лягушки – фуу, а тритон – хороший. 

 

Только в обед был сентябрь, а уже зима.

Дней и недель закрученная пружинка.

Мама, скажи, я никак не пойму сама:

Ты ведь… 

ВЧЕРА мне шила костюм Снежинки?

 

Батарея

 

У холодной сырой весны 

долговязой

Сны больные. Дурные сны:

Черви, мясо,

Горы битого кирпича,

Тряпки, мыши...

Натурально, бежишь кричать. – 

Нет. Не слышат.

Раздарившего с кожей шерсть

– Кто согреет?

Батарея? Спасибо.

 – Есть!

Баттареяааааа!..

Изнутри идиотский смех

ломит рёбра.

... Оборвавшийся оберег –

Знак недобрый.

 

Где твоя стая?

 

Всякая сосна – бору своему шумит,

Ну а я кому весть подаю?

София Парнок

 

Эка беда, если снова не спится, – 

ТАМ наверстаем.

…Если ты птица, январская птица, – 

Где твоя стая?

 

Где твой исток? Из какого ты чрева,

Споры, икринки?

Где твоя чаща, коль скоро ты – древо,

Стебель, травинка?

 

Где твоя свора, – надёжные зубы,

Чуткие уши?

Кто твои родичи? Бабочки? Зубры?

Волки? Квакуши?

 

Меха коснулась когтями/руками

Иль оперения?

Кто ты, создание? Здание? Камень?

Стихотворение?

Фишка нелепого моноспектакля?

Песня о снеге?

Может, ты – капля? Но если ты – капля,

Где твои реки?

 

Импульсы пульса. Взбесившихся квантов

Ток реверсивный…

..................................

…Небо под утро встаёт на пуанты.

Очень красиво.

 

Но это уже совсем другая история

 

Герда крепкий заварит кофе.

Герда сядет перед экраном.

Вот он – Кай. Вот – анфас, вот профиль.

Добрый. Злой. Насмешливый. Странный.

Смотрит с той стороны портала.

У него – то бой, то маневры.

...Всё ждала. А потом – устала

На сто памятной миле нервов.

А потом решила: ну что мне?..

Кай – не Каин. И, в общем, баста.

И в камине сожгла трёхтомник

Каеведения от Ганса.

Каю – Каево. За победу

Мы сполна, не скупясь , – отдали.

А к нему я – нет, не поеду.

Там и так у него... гердарий.

Сколько б грозы ни полоскали – 

Его небо прочнее тверди.

Если есть чем гордиться Каю –

Значит, каяться не в чем Герде.

 

Вот и всё. И Кай неповинен.

Перед сном, уже по привычке,

Герда муфту к щеке придвинет

 И лапландские рукавички,

Чтоб во сне – и Олень, и сани,

И снегов полёт бесконечный,

И сияние звёзд на гранях

Колких льдинок. И слово «Вечность».

Или... «Верность»? 

 К утру, намокнув,

Ледяною подушка станет.

...Герда встанет, вымоет окна

И по полочкам сны расставит.

 

* * *

 

Осень, к концу октября озверевшая,

Дань  лепреконской монетою взявшая…

(Кашлять и обувь сушить отсыревшую.

Чашкою с чаем греть пальцы озябшие.)

Утро ли? Вечер? Размытое граффити.

(В угол забиться и жабры отращивать)

Как на некачественной фотографии –

Веток продрогших многосуставчатость

В рамке окна – беззащитностью трогает,

Чёрной тоскою небес опрокинутых

Чертит японские иероглифы...

Не разобрать их, но злые какие-то....

Мокрой вороной, пророчества множащей,

В хрипе заходится, страшном, надорванном...

Ах, «NEVERMORE?».. Ну конечно... а что ж ещё?..

(Всё зашибись. Всё в порядке. Всё здорово...)

 

Солнечный Ветер

 

Прозрачнее сна, мимолётнее звездопада

Неуловимое нечто. Витает  рядом,

Вот-вот –  и коснётся. Вот-вот –  проявится соком млечным

На непорочном листе над пламенем свечки.

Вот-вот – и проступит  тенью на амальгаме

Зеркал, сорок лунным оттенком –  в гамме

Ноктюрна, красиво измышленного богами,

Сложившими Время в хитрое оригами.

Касаньем крыла стрекозьего бредят камни,

И истина – рядом, на острие дыханья,

На пике взгляда, на грани прикосновенья, – 

Прозрачное, лёгкое, тающее дуновенье,

Присутствие в облачном мягком движенье питоньем,

В цветении вишен, в звенящей подкожной истоме,

В густом аромате травы под названием донник,

В свечении нежном подставленных Солнцу ладоней.

 

Вот-вот – и поймаешь, поймёшь, для чего ты на свете.

...Но как же насмешлив неистовый Солнечный Ветер!

 

Хунхузы

 

Хватит уж, Сенька! Ну, всё пистолеты

Да автоматы!

Сам – чуть проснутый, немытый, неетый,

Сразу – лохматый!

Знаешь, в овраге за старым сараем

Сколько малины?!

…Лучше давай мы с тобой поиграем?

Чур, я Мальвина!

Хочешь – покрашу (скажу, что так вышло)

Волосы в синий?

Девочки – это такие мальчишки,

Только красивей.

Девочкам – ляльки, а мальчикам – гонки

Аль-тер-на-тивой…

Мальчики – это такие девчонки,

…Только противней.

Брось этих роботов! Вот тебе ложка –  

Ты будешь витязь!

Ложка, – она словно меч всё равно что,

Меч ты же видел?

В небе рвагов погонять – это круто!

Мы им покажем!!!

…Облако – это такая как будто

Манная каша. 

Мы одолели! Героя – к награде!

…Дождик закапал…

Молния – это как мама в отпаде,

Гром – это папа.

Сенька, они говорят – мы хунхузы…

 

Скачем «по кочкам»,

Я щекочу внуку тёплое пузо,

Сенька хохочет.

 

* * *

 

И. Приклонскому

 

Небо смеётся над нами – и это факт.

Даже Всевышний, кажется, нас забыл.

Грешники, мы не стоим Его плевка,

Как и страны, где счастье «могло бы быть».

Там нереально красиво – но нет дорог.

Там распускаются розы – но не для нас.

Там бродит Индрик, он же Единорог,

Добрый китайский дракон разевает пасть...

Утром, тенёта снов на куски порвав,

Вдруг углядишь: в изножье, как лебедь, бел

Ангел уставший нервно курит в рукав.

Он больше всех и рад, что опять –

УСПЕЛ.

 

Авгость

 

Серым Котом приблудился у ног 

Сумрак.

День,  дребеденькнув, сложиться не смог, –  

Умер.

В лето забыто распахнута дверь,

–  Ах, гость!

Что же, входите, сиятельный Зверь 

Август!

 

Кот подлокотный, павлиновый мой

Аргус,

К летней краюхе пришитый ломоть – 

Авгрусть,

Шут в эполетах, чьи волосы все

В сене,

Август – не лето, а в осени сень

Сени.

 

Янус  двуликий, так что мне с тобой  

Делать,                                                                

Медный, пурпурный, смарагдовый мой,

Белый?                                                             

И потянулось, да не удалось

Выкрасть

Летошний бублик, в котором ав-гость – 

Дыркой.

 

Станет гиньолем залипшая в сон

Повесть,

Сказкой ли с мудрым печальным концом?

– Бог весть…

Птиц пластилиновых  в небе ночном

Лепет…

А у меня – просто минус одно

Лето.

 

Строки ниоткуда

 

«Где ты, княже? Нету мочи!

Словно сердце отобрали!» –

Ярославна слёзы точит

Раным-рано на забрале.

 

Утопивши в Рейне сердце,

Горькой местью лишь болея,

Всё ж порой всплакнёт «Mein Herzen...»

Глядя в волны, Лорелея.

 

Ночь насквозь Изольда плачет

В замке в Альбионе дальнем,

У молитв слова иначит – 

Вместо «Padre» рвётся – «Darling»...

 

В разных землях, в разных странах

Плачет бешеная нежность

Неусыпно, неустанно,

Безутешно, безнадежно.

 

Плачьте, милые подружки, –

Вашим Ладам вас не жалко –

На войнушке, на пирушке,

На охоте, на рыбалке....

 

P.S.

Я из Ваших уст упрёки

Восприму, как просто данность.

Ниоткуда эти строки – 

Что поделаешь, My Darling .

 

Несказки

 

(цикл)

 

1.Песня Кота - Баюна

 

Эх, хозяйка у Кота - Баюна!

Слёзы точит, бродит ночи без сна…

Не примерит ни серёг, ни кольца,

Потускнела, подурнела с лица…

Не кладёт поклонов ликам с икон, – 

Сядет тихо да глядит на огонь…

Знать, пора исполнить службу мою!

Аль я, жаль моя, не Кот, не Баюн?!

                 

Невесом

ходит сон,

Сладит всё,

Сгладит всё...

Белым псом –

по цепи...

Крепко спи...

Сладко спи....

Под мостом

сонный сом

Бьёт хвостом

Как веслом...

У рябин,

у ракит 

Лихо – спит…

Благо – спит...

 

Кто кручину да тугу разбудил,

Лихоманку да тоску напустил?

Как придут печали душу лакать, –

Ты, хозяйка, им налей молока!

А сама от них беги в тот же миг,

Не воротами беги, не дверьми, – 

Через поле, через лес да пустырь,

Белый камень разыщи – Алатырь.

А над камнем – злобный волчий оскал,

А под камнем – что есть мочи тоска

Стонет-ноет, от обиды бела,

Кровью моет два совиных крыла.

Ядовит клубок из змей на груди…

Ты, голуба, в очи ей не гляди!

Коли глаз не отведёшь – знай, беда!

Занедужишь да помрёшь, я – куда?

 

С рек семи,

с гор семи 

Смыло сны… 

Сдуло сны...

Тонкий звон,

слабый стон...

В руку – Сон,

В муку– Сон…

Носит вскользь

по ночам 

Сон - Авось, 

Сон - Прощай,

Сон - Упрёк,

Сон - Намёк, 

Сон - Никто-Не-Поймёт...

 

Как над камнем тем раскидистый дуб,

На дубу – железом кован сундук.

Ты тоску-печаль в сундук затолкни,

Да на семь замков булатных замкни!

Кинь ключи с обрыва в омут без дна!

Позабудь про ночи тёмны без сна!

Вон – рассвет идёт по шляпкам опят…

Ты опять, дурёха, плачешь? Опять?  

 

Легкокрылый,

босой

На висок

Дует сон – 

Ни обид,

ни молитв... 

Не скорбит... 

Не болит...

Колесом

катит сон... 

Кто уснул – 

тот спасён..

Блекнет ночь,

я– пою... 

Баю-баю… 

Баюн.

 

2. Песня Алёны

 

На семи ветрах дом мой – гнёздышко,

Бродит по двору Сон – цепной медведь.

Закатилося ясно Солнышко,

Не желает впредь на меня смотреть.

Я – неумная, я – нелепая,

В  лягушачьей шкуре от плеч до пят,

Не летать такой белым лебедем,

О таких, как я, – только псы хрипят.

 

Знать, от чёрного сглазу

Радость сохнет былинкой...

Было небо – в алмазах,

Стало небо – с овчинку.

Чья-то злая проказа,

Стылый ветер – с горчинкой...

Было небо – в алмазах,

Стало небо – с овчинку.

 

Подставляю щёку – ударь ещё!

Не объехать горе на конике,

Не расти цветам на пожарище,

Не поднять из гроба покойника...

Отворяй ворота, раз пришла беда.

Вроде сильная – да осилю ли?

Всё, что за душой, весь свой бред отдам, –

Пусть уносит кобыла сивая.

 

Ушибленное, нервное

К зениту лето катится,

А я дождусь, наверное,

Седьмую кряду пятницу,

И стану утром в склянице

Чай с трын-травой заваривать,

И раку в клешни кланяться,

И свистнуть уговаривать,

Сама снесу в переднике

На гору на Кудыкину,

А он, скотинка вредная,

Лишь очи рачьи выкатит.

 

Закивал журавель колодезный,

Заскрипели ступени стёртые...

Ночесь снилась мне Богородица, –

Голос ласковый, руки тёплые...

...А наутро розовой кипенью

Иван-чай расцвёл на пожарище,

И три Солнца на небо выплыли,

И три молнии враз ударили.

 

Глядь – не кобыла сивая,

А Сивка-Бурка носится,

Осина апельсинами

С утра заплодоносила,

Заложен в Книге пёрышком

Рассказ о бедном Лазаре,

И санки –  сами – в горушку!

И небо – сплошь – алмазное!

Повымерли кикиморы

От посвиста от рачьего,

И рвутся крылья Сирина

Сквозь кожу лягушачью.

 

3. Песня Рассказчицы

 

Ах, деревня моя нелепая…

Золотой лубок, гой-еси!

Под окном с утра гуси-лебеди

Так орут – святых выноси!

Утро – раннее, зорька – ясная,

Сказка-сказкою, всё точь-в-точь.

На лужайке роса алмазная –

Несмеяна ревела всю ночь.

Иван-чаем с донником поровну

Заливные дышат луга.

Что ни баба тут – Марья Моревна,

Что ни бабка – Баба Яга.

Всё приемлют, что Богом дадено,

Каждой мелочью дорожат,

Путеводных клубков напрядено... –

Все без надобности лежат.

Лешака все видали воочию,

Самобранки – в каждом дому,

Убегают реки молочные

В лес, расписанный под хохлому.

Молодильные падают яблоки

По ночам с мягким стуком в траву,

Ребятишки качели к радуге

Привязали – вот-вот сорвут!

Разодетое в шляпу модную,

Рефлексируя где-то в душе,

Бредит пугало огородное

Гейне, Байроном  и Беранже.

От калины во рту оскомина,

От чудес в голове разлом.

Вот моя избушка-хоромина,

К лесу задом, а к вам челом.

Чернобурой лисою вырядясь,

Спит под лавочкой Кот-Баюн...

Тридцать лет Алконост и Сирин здесь

Всё за душу спорят мою.

Под шестком Домовой с Овинником

Всю-то ночь кудель теребят...

 

...Мой родной, это всё – не выдумка.

Это всё мне – ВМЕСТО ТЕБЯ.