Марина Эскина

Марина Эскина

1. 
  
Счастлива ли? Сейчастлива. Сегодня мой 
     день, 
перламутровый, как спелая слива. 
Пасмурно, только эти холмы во что ни 
     одень, 
по меньшей мере будет тебе красиво. 
  
Школьники высыпали на перемену, ещё 
     трава 
зелена, как ставни окрестных домов и 
     двери, 
никто не жалуется, что всему виной 
     татарва, 
по привычке мраморные друг друга пугают 
     звери, 
  
серп-молот и свастика дружно живут на 
     стене, 
целясь в империализм, демократию и 
     евреев, 
стены регулярно подкрашивают, но в цене 
Виктор Эммануил Второй упадёт скорее. 
  
Вот он – добротный памятник, в лентах и 
     орденах, 
с ментиком на плечах, при шпаге, с 
     большими 
ляжками и животом (правда не колет 
     глаза) – не за страх, 
а за совесть бился король, когда Италию 
     шили. 
  
По утрам из окон поют или кричат на 
сладостном языке, вульгарной своей 
     латыни, 
то и другое – страсть, но до чего 
     печатна, 
лукава и горяча, Боккаччо и Пазолини. 
  
2. 
  
Видела утром вечность на городском 
     променаде 
в бархатной куртке с отвёрнутыми 
     рукавами, 
в клетчатом кепи, в безупречной рубаxе. 
     Сзади 
шкандыбала смерть, на два шага 
     отставая. 
Обтянутая футболкой крашеная блондинка 
с наколкой Versaci и откляченной попой. 
Выглядело все это трогательно и дико, 
было пошла за ними, да нарываться 
     глупо. 
Интересно, сколько они кругов сегодня 
запланировали? Я – два, но второй не 
     пройден. 
Пока от няньки-сиделки-сводни свободна, 
принимаю незаслуженный день как орден.  
  
3. 
     Ilaria 
     del 
     Carretto 
  
Илария снежно-прекрасна и молчалива, 
Смерть уложила её спать торопливо, –   
После вторых родов, двадцати шести лет 
     – скупо... 
Муж потом повелел, и скульптор Джакопо 
Кверчиа сделал её принцессой в царстве 
     мёртвых, 
Ходят к ней принцы, но больше – калачей 
     тёртых, 
Которые не будят её, зато просыпаются 
     сами, 
Видят  женщин своих другими глазами, 
Возвращаются к ним без тоски, с 
     любовью, 
Отдавая честно силу свою воловью, 
И хотя им в объятьях потно, душно и 
     тесно, 
Смерть над ними в эти часы не властна. 
  
4. Облака 
  
Облакам известно, что здесь каждый – 
     охотник, 
каждый охотник желает, 
                              желает 
     знать, 
где, например, солнце зайдёт сегодня, 
и какая его наблюдать соберётся знать, 
где сядет фазан, где – его подруга, 
будет ли петь им дуэт соловьиный, 
контральто и колоратура n-ного круга, 
но – молодые, милые, о solemio! 
Облака горят, расползаются, улетают, 
мы следим за ними с тупым усердьем, 
времени хрупкого, перебитого не 
     хватает, 
поздно будет, когда мы поймём, кого мы 
     сердим.


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Венецианские строфы (2)»
Юрий Левитанский
Юрий Левитанский «Я медленно учился жить»
Константин Симонов
Константин Симонов «Тот самый длинный день в году...»
Римма Казакова
Римма Казакова «Постарею, побелею»
Максимилиан Волошин
Максимилиан Волошин «Государство»