Марина Чиркова

Марина Чиркова

Четвёртое измерение № 14 (470) от 11 мая 2019 г.

Подборка: Над глубиной

ехать

 

...в красный трамвай и ехать. разума с кулачок,

рюха твоя, прореха, ореховый мозжечок.

 

где прорасти-добраться? сто первыми сентября,

пальчиками акаций – до стриженого тебя...

чтобы: такие дети, всё-то игра одна!

вот он, гляди, «секретик», таращится из окна:

 

кричный, коричный город, каменный шоколад,

улочки (злить и спорить), дворики (целовать),

дерево – сеть и дверца, кость и живучий альт –

солнечными младенцами сыплется на асфальт...

 

клеить кленовый «носик»? а, да и так чудно

чей-то случайный взрослый присматривает за мной...

 

карандашом в сентябре

 

1

 

...если лес и шелест, то вот, всклокочена,

на виду повыставлена не по уму,

а внутри одно, остриём, отточием

белокоро-письменному ему:

белокоже-лиственному пройдохе,

сукровично-слёзному, где надрез,

а слова – зализывать и по крохам,

в дорогое ряженые и без…

 

2

 

…бездумно, нога за ногу, а верхом течёт холод,

и гончая, подбегая, на лапы кладёт голову,

во след, и зрачок тёмный, и мех рыжина с белым – 

она или я? точно уже не пойму первой;

и вызубрен от заглавных, выслежен до окончаний,

вылизан всклянь, усталый, один изо всех горчащий,

в крови его серый порох и красный воздушный шарик,

и зим тому… и не трогать, баюкать ещё маленького,

и буквы нежней пальцев, и вдох, как листок, длинный.

тихонько стеречь дальнего, брести письмецом ли, ивами…

 

3

 

ива сбрасывает кору и бежит в отлив.

звёздочки ареол вместо бывших веток.

море трогает. отполируйте до человека!

в новой жизни, смерти, голосе, сне…

море волнуется раз, выговаривает: иве-т-та...

и выбирает листики, божьих коровок из пасмурной гривы,

укладывает на голыши, подвязывает ламинарией-лентой,

и уходит… и вот ты идёшь ко мне 

(а думал, купаться). здешняя, да? – привет?

 

пустынное

 

...и вся её смуглая скорлупа,

горячая спальня вьюг,

в секущихся шорохах трав, упав,

увидишь – прозрачна вглубь

песка:

на тысячу злых шагов,

до косточки мышьей, до

ручья, обронённого далеко,

монетой в пустое дно,

 

и ты, то дёргаясь, то ложась

в бессонницу, букв крупу

ссыпая, голый язык зажав

зубами, несёшь во рту

пустыню: 

колкую эту шерсть,

окрошку углов, узлов,

и тоже навстречу, как перст, как есть,

прозрачен на тысячу слов...

 

неровное

 

человек человеку – почерк, две горсти букв,

мятный зелен лист письмеца и красная в нём строка.

азиатский шёлк подмышек, иероглиф губ,

гладкий воск обмана, клинопись-не-вникай.

 

человек другому – имя на запах, след

языка по нежным ямкам, меж пальцев рук:

белый волк по брюхо в снег заметён, слеп,

и позёмка стирает тропы... в полях, вокруг...

 

человек человеку азбука, ноты, счёт,

голый провод, палёная шерсть, потом-поймёшь-ерунда;

чёрный лось заходит в реку, небо пьёт,

поднимает голову... капает розовая вода...

 

человек между прочих – прочерк, пустой пробел.

не прошепчешь другим, что боялся вслух для неё.

белый волк темно оборачивается к тебе.

чёрный лось забредает в облако и плывёт.

 

ночью

 

1

 

дай мне, дай мне сказать... ты же тоже из слов,

не из взятых назад – из коленных углов,

тёплой ямки пупка, паль-чи-ков-на-вос-ток,

за границу загара, ты тоже – песок:

против шерсти взъерошен, просвечен до косточки

предпоследней – колючей, непарной – не просто так:

позвоночный язык, и не спрячешься за

щёку... ближе сказать – это больше сказать...

 

2

 

молчи,

но пьяной ночью – пьяной, волчьей,

приснись мне зло, 

чтобы стекло толчёное

хрустело на зубах,

кормило солью

(скрипело ломаное) –

резкой, крупной, красной...

нечаянно?

нет – в пот ошпариваясь,

небритою декабрьской щетиной

по голым розовым бутонам,

морским песком меж коцанных коленных чашек

сжимало нас до полного,

до щастья,

до кожуры, веснушки до единой –

твоё молчание...

 

над глубиной

 

...так и плывём над глубиной,

как щепки, белые на чёрный

ночной гудрон: уже без счёта, 

без тонкой кожуры, больной 

(черешно-шелковичной-наспех)

о том, насколько мы напрасны

с тобой...

не так: во снах, когда друг друга,

как из ручья, берём на руки,

на тяжесть бёдер, губ припой,

на слово - скрипкие качели

над лебедой -

«усни-поспи-приснись...» простой

язык. но здесь о языке ли?..

 

чья

 

1

 

…Чья жар-птица облако сахарной ваты скомкала?

Ты... Песчинки в шлёпанце... Берег – ломтик лимонный

на стеклянной (всклянь) каёмке ликёра... А сколько

нас, разноцветных осколков смальты – на Мальте?

Альт или кобальт? Плутаю пО небу пальцем,

рисую знаки (просто – просыплю – просо) вопросов...

Впросак, в сачок мотыльковый. Здесь есть мотыльки? Напротив

дремлет фламинго на двух коктейльных соломках...

Долгий глоток... Вплавь...  Расплавь –

не знакомы?...

 

2

 

П ервая  –  я,  но  потом  вернёшь  мне

О стролиста  заросли,  ангела  пёрышко,

Ц арицу-бабочку  (улетела),

Е дкий  сок  океанской  мели,

Л ьдинку  зрачка,  южный  загар,

У зкий  певчий  бокал…

Й од  и  ранку  –  правда?